Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote,
Лев Семёркин
lev_semerkin

Categories:

Флейта Зарастро.

*
«ВОЛШЕБНАЯ ФЛЕЙТА», И.Бергман, Швеция, 1975г. (10)

Фильм Бергмана это НЕ экранизация театральной постановки оперы Моцарта. Это сложносочиненное произведение, по структуре схожее с матрешкой или китайским костяными шарами, вложенными один в другой.

Репортаж из театра.

Действие фильма начинается в парке рядом со старинным барочным театром во дворце Дроттингхолм, а затем в зрительном зале театра. Во время увертюры мы видим лица современных зрителей (зрителей семидесятых годов, в том числе участников сьемочной группы), портреты, крупные планы смонтированы под музыку. Это первый костяной шар, внешний, оболочка. В дальнейшем мы увидим и другие фрагменты этого шара – Папагено чуть не проспал свой выход на сцену (точнее говоря не Папагено, а актер играющий Папагено); в антракте Зарастро (точнее, актер играющий Зарастро) читает партитуру «Парсифаля», Памина и Тамино играют в шахматы, Царица Ночи курит под надписью «Не курить!».
Перед началом второго действия актеры подходят к закрытому занавесу и в отверстия (специально проделанные, закрытые клапанами) смотрят в зал – эта символическая сцена привносит в фильм двойственность. Зрители смотрят на актеров, актеры смотрят на зрителей. Сцена – волшебная коробочка, в нее смотрят зрители, но и зал тоже волшебная коробочка, в нее через круглое отверстие в занавесе смотрят актеры.

Барочный театр.

В театре дают «Волшебную флейту», подчеркнуто архаичная, барочная театральная постановка оперы – это второй шар. Бергман намеревался максимально (насколько возможно) приблизить постановку к премьерной (1791 года в театре Ауф Дер Виден в пригороде Вены).
Театр «бедный», маленькая сцена, вместо декораций разрисованные задники (Папагено вешается на плоском дереве), сценические приемы очень наивные, условные, самые простые. Поначалу нам все время дают знать, что действие происходит на сцене, мы видим - где кулисы, где рампа, как опускаются занавесы. А также видим, что граница между закулисной жизнью театра и сценой прозрачна. Актер, играющий Папагено, и по жизни такой (веселый простак, наследник актера из «Седьмой печати»). Непрофессиональные актеры – три мальчика и играют любительски, в первой сцене - раскалываются, режиссер и это не скрывает (мог бы мальчиков и «получше» найти, если бы захотел, да и эти в следующих сценах играют органично). Профессиональные актеры играют естественно в соответствии со своими амплуа.

Брехтовский театр.

Однако в архаичный фарфоровый спектакль постоянно включаются приемы совсем другого времени, театра двадцатого века или кино. Надписи, титры. Насколько я знаю, в архаичном театре актеры не показывали зрителям плакаты с главными тезисами своих арий, это прием из немого кино, из телевидения (применяется в передаче В.Третьякова «Что делать»), но театральное обоснование подобный прием получил в послесловии Бертольда Брехта к «Трехгрошовой опере».
«Щиты, на которые проецируются заголовки сцен, являются примитивной попыткой олитературивания театра. Олитературивание театра нужно всячески поощрять.
Олитературивание означает слияние "воплощенного" со "сформулированным" и дает театру возможность примкнуть к другим видам духовной деятельности. С точки зрения канонов драматургии заголовки неприемлемы потому, что автор обязан воплотить все свои мысли в действии, что драма должна выразить
все через себя самое. Это справедливо, если считать, что зритель размышляет не над увиденным, а в рамках увиденного. Но такое стремление подчинить все одной идее, взнуздать зрителя прямолинейной динамикой, не давая ему глядеть ни влево, ни вправо, ни вверх, ни вниз, - такое стремление новая драматургия отвергает. В драматургию также нужно вводить ссылки и примечания. Нужно приучаться к комплексному видению. Мысли зрителя о ходе действия, пожалуй, даже важнее, чем мысли по ходу действия.

Надписи в фильме это как раз признаки такого олитературивания. И действительно, литература, текст, слово были очень важны режиссеру, он ставит оперу не как музыкальное произведение только. Зрители должны понимать текст, а не только мелодией восторгаться, именно поэтому опера переведена на шведский язык. С другой стороны перевод позволил отвязаться от первоисточника и сместить акценты и даже добавить собственные, выстраивающие содержательный план в более строгом, чем у Шиканедера и нужном режиссеру виде. Зарастро – отец Тамины, и следовательно муж (бывший?) Царицы Ночи, три мальчика да и сама флейта – центральный символ оперы - отвязаны от темного начала Царицы Ночи. Мальчики появляются сами, после вопроса героев, где искать похищенную Памину, а не по вызову трех дам, как в оригинале. А флейта была когда-то сделана самим Зарастро из дуба, расщепленного молнией (вагнеровский образ), в финале Зарастро уносит флейту с собой.
Можно предположить, что и мальчиков прислал сам Зарастро (если он автор этого «сценария»), а возможно, мальчики – посланцы зрительного зала. В зале очень много детей, они увлеченно следят за действием и отождествляют себя прежде всего с этими непосредственными мальчиками. В зимних сценах второго действия мальчики ведут себя как зрители – наблюдают за несчастьями Памины и Папагено, а потом вмешиваются, подсказывают, предостерегают.

Кино.

По ходу фильма кинокамера Свена Нюквиста все же увлекается действием, входит на сцену и зрители забывают, что смотрят театральный спектакль. Кино начинается тогда, когда кинозрители видят то, чего не могут видеть зрители сидящие в зале, скажем как «оживает» лицо Памины на фотографии (прием который был повторен и развит с учётом новых технических возможностей Кеннетом Брана в его версии «Волшебной флейты» ).
Когда Тамино входит в замок Зарастро, камера входит вместе с ним, следует чисто кинематографическая сцена, снятая в павильоне – нет никаких кулис, авансцены, нет плоских нарисованных декораций, декорации обьемные, натуральные стены стол, книги в кабинете Оратора-библиотекаря. Однако в финале сцены Тамино идет на камеру и занавес падает за его спиной – мы снова вернулись из кино в театр. В следующих сценах снова возвращается кино, мы видим все больше крупных и даже сверхкрупных планов, так любимых Бергманом двойных портретов (лицо за лицом).
Костяные шарики вертятся то сливаясь в один узор, то разделяясь. Зазор то пропадает, то появляется вновь. Причудливая игра искусств продолжается на протяжении всего фильма. В сцене последнего испытания (огнем и водой) к оперному театру добавляется еще и балет, танцоры изображают похоть, хватают влюбленных за руки.
Надписи-цитаты применяются режиссером и в кинематографических сценах фильма, но здесь их не держат ассистенты, они написаны в глубине декорации на стенах, зритель из зала их не может видеть, они написаны в глубине на стенах, зритель из зала их не может видеть. Это также напоминают кинозрителю, что он не в театре.
Двойственность, двусмысленность, перетекание противоположностей проходит через весь фильм. Кино и театр, серьезное и шутливое, ночь и день, сказка и реальность.
Чем дальше, тем больше сквозь театральное действие просвечивает ритуал.

Ритуал.

Ритуал был вложен в оперу изначально. Ссылки на Древний Египет (Озириса и Изиду) Бергман убрал из текста, а вдобавок к масонским ритуалам ввел явные христианские и вагнеровские аллюзии («Парсифаль» неслучайно там появился). Но что означают эти аллюзии? насмешку, пародию? или подражание?
Ритуальная встреча вождя с народом, ритуальные заседания политбюро (или апостолов?).

Свой ритуал у Папагено и Папагены, это ритуал «стриптиза». Герой собиравший повесится от тоски, обрел любовь, и зима тут же сменилась весной, во время дуэта Папагено и Папагена срывают друг с друга зимнюю одежду – варежки, теплые сапоги, шарфы и куртки.

Испытания, которые должна пройти любовь Тамино и Памины это тоже часть ритуала, который очень волновал Бергмана. Ритуал называется «супружество».
Бергман придал второй части оперы четкую структуру и драматический смысл тем, что сильно растянул действие во времени. Проходят месяцы (годы?), наступает зима, идет снег, затем снова весна. У героев появляется своя драматическая история любви (размолвки, «молчание» - бергмановское слово, другие испытания), свои сцены из (пред)супружеской жизни.

Памина выглядит то как юная прекрасная принцесса, то как зрелая женщина. А может она не случайно играет с Тамино в шахматы? Тамино выглядит как рыцарь (лицо твердое, печальное) рядом улыбчивый Папагено, чем не герои «Седьмой печати» рыцарь и актер, тогда Тамино играет в шахматы со смертью?

Мудрец Зарастро потерпел поражение на фронтах супружеской жизни. Брак закончился тем, что муж похищает ребенка у жены. А жена на тайном свидании дает дочери кинжал и заставляет убить отца. Как актуально звучит! Быть может, Зарастро затеял всю эту историю с похищением дочери, использование Царицы Ночи «втемную», чтобы она прислала к нему Тамино? Своеобразная операция «ПРЕЕМНЕГ». Молодые прошли испытания, быть может у них получится?

Если автором ритуала является Зарастро, то зрителем - белокурая девочка. Самый двусмысленный персонаж фильма (ее играет Хелена Фриберг).

Вот что написано о девочке в книге кинорецензий Сергея Кудрявцева (kinanet) «как открыта для раскованного сотворчества милая и доверчивая девочка с трогательным губами цвета земляники».
А вот слова оперного критика Алексея Парина: «Не забудем, что на лице этой девочки есть похотливость не по возрасту».
Ну и реакция Святослава Рихтера «Конечно, пры¬щавую девочку на увертюре в любом случае надо убрать!».
Да, девочка как-то уже очень «загадочно» улыбается, прямо как Джоконда. Тут явно что-то не так, то ли ангел, то ли дьявол (и тогда он - главный зритель этого «водевиля», ведь камера первой показывает именно эту девочку и к ней одной постоянно возвращается во время действия оперы). Кстати, в википедии приведена информация, что в этой роли Бергман снял свою дочь, но среди девяти его официально признанных детей, Хелены Фриберг нет. И здесь какая-то двусмысленность.
Как бы то ни было, эта девочка явно не из категории Благодарных Зрителей.
Ну а последнее слово все равно остается за семейством Папаген, генерирующих всё новых себе подобных.
Tags: Волшебная флейта, кино, опера
Subscribe

  • Медвежья ирония

    . «МЕДВЕДЬ», В.Панков, ЦДР, Москва, 2019г. (7) Сложено из трёх слоев по-медвежьи – грубо и крепко (не так как легкие стулья в доме у вдовушки…

  • Открыл Чеховский фестиваль

    . «ФОЛИЯ», М.Мерзуки, "Поль ан Сен", Франция, 2018г. (8) Постановщик нам известен (по спектаклю "Пиксель"), почерк узнаваем. Хип-хоп, как…

  • Бесплодье умственного тупика

    * «ГАМЛЕТ. КОЛЛАЖ», Р.Лепаж, ТЕАТР НАЦИЙ, Москва, 2013г. (10) Посмотрел трансляцию в кинотеатре. Первый раз смотрел со второго ряда бельэтажа…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments