Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote,
Лев Семёркин
lev_semerkin

Category:

Принц Мышкин

*
«ИДИОТ», Г.Козлов, СПГАТИ, Мастерская Козлова, 2008г. (8)

…давно мечтала, пять лет прожила одна-одинехонька; думаешь-думаешь, бывало-то, мечтаешь-мечтаешь, – и вот всё такого, как ты воображала, доброго, честного, хорошего и такого же глупенького, что вдруг придет да и скажет: «Вы не виноваты, Настасья Филипповна, а я вас обожаю!» Да так, бывало, размечтаешься, что с ума сойдешь…

Князь Мышкин (Prince Myshkin) появляется как «принц на белом коне», материализация ожиданий остальных, реальных персонажей спектакля, жителей разодранной противоречивыми темными страстями России, как материализация их представлений об идеальном. Появляется и последовательно очаровывает всех, сначала попутчиков в поезде, потом Епанчиных, потом Иволгиных, потом гостей Барашковой, особенно сильно он на женских персонажей воздействует - от служанки в доме Епанчиных до красавицы Настасьи Филипповны. В первую очередь это их принц, это их мечты. В женских персонажах больше света, в мужских - темных страстей (к деньгам - у Гани, к женщинам - у Рогожина).

В большой, четырехчасовой постановке Козлова очень подробно, психологически полно и обьемно разыграны несколько первых глав романа, самый первый день по возвращении князя на Родину, четыре первые сцены.
Мгновенный срез России, парад типов, представителей разных социальных слоев, разных возрастов, они предстают перед Мышкиным один за одним и, столкнувшись с принцем, раскрываются. Таким образом через весь спектакль (а не только в последней сцене) идет своеобразная игра в «пети-жё». Очень хорошая идея для дипломного спектакля, весь курс можно представить, двадцать героев, двадцать ярких характеров, сразу вспыхивающих и успевающих раскрыть нутро в одном-двух эпизодах.

Мышкин (Евгений Шумейко) – центр, ось, нить, на которую бусинки нанизаны. Не зеркало, не пассивный отражатель, а наоборот очень активный «провокатор», одним своим присутствием вызывающий мгновенную реакцию, цепляющий, попадающийся всем «под ноги», не только Гане. Актер замечательно расходится в пылких монологах, останавливая действие –замирают, слушают, обьединяются остальные персонажи на сцене и зрители в зале (Мышкин и к нам вернулся, не только к ним, он и нас цепляет).

Та часть режиссуры, что должна умирать в актерах, выполнена отлично – очень вкусные, подробно разыгранные диалоги и массовые сцены (что, кстати, вызывает сильнейшее желание перечитать роман).

И визуальный образ сразу задан постановщиком – свет и тьма, мебель в белых чехлах, белое полотнище (при перемена освещения превращается в теневой экран). Актеры поочередно зажигают спички и пока спичка горит, представляются зрителям, а потом все вместе трясут спичечными коробками – вызывают через слуховые ощущения образ поезда, который мчится в Россию и везет принца Мышкина.
Скромные условные декорации – почти белый лист/холст, на котором только портреты, ничего лишнего. К сожалению, этот принцип не проведен до конца, через все три действия спектакля. Последняя сцена «У Настасьи Филипповны» перегружена лишними деталями (зачем натуральный камин, если он все равно не горит). Спектакль только выиграл бы, если бы был более условным (вот например в «Бесах» Мастерской Женовача изобразили беременность жены Шатова с помощью потертого чемоданчика). Стремление к бытовой точности ослабляет кульминацию постановки, впрочем это касается только предметного фона (и нескольких фоновых персонажей из числа гостей) и вполне компенсируется хорошей игрой актеров, и главных персонажей романа особенно, образы получились крупные, «романные» (Настасья Филипповна - Арина Лыкова, Рогожин – Сергей Алимпиев, Епанчин – Константин Гришанов, Ганя – Николай Куглянт).
Tags: Козлов, театр
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 34 comments