Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote,
Лев Семёркин
lev_semerkin

Categories:

Песня о главном.

*
«СТРАСТИ ПО БУМБАРАШУ», В.Машков, ТЕАТР п/у ТАБАКОВА, 1993г. (9)

В середине 90-х Владимир Машков поставил три спектакля в табакерке, тогда они воспринимались по отдельности, а со временем объединились в своеобразную трилогию, составили полную картину. Три «песни о главном» – о себе (частная, местная история, «Звездный час по местному времени»), о стране (общая, Большая история, «Страсти по Бумбарашу»), об искусстве (отвлеченно от конкретного, обобщенно, о жизни и смерти, «Смертельный номер»). «Бумбараш» - не самый сильный из трех, но оказался самым живучим, до сих пор в репертуаре (вот свежий отклик - http://lanolina-goro.livejournal.com/254799.html).
Видел спектакль больше десяти лет назад и тогда откликнулся в бумажном дневнике:

Молодой спектакль – всё получается. Находки одна «вкуснее» другой, как из рога изобилия.
«Вкусный» офицер – Смоляков (бравый вид, усики, во 2 действии искусственная рука все время обыгрывается);
«вкусный» Чапаев (чуб, бурка, бежит будто скачет на коне, штаны из знамени с золотыми буквами), жаль что актер время от времени «пропадал» - то голос не звучал, то сам терялся в беготне массовки;
«вкуснейшая» атаманша из певичек (у Блок третий успех – роли сходные и приемы те же, та же острая харАктерность, в «Матросской тишине» и «Психе» – «слабая» вибрирующая, в «Бумбараше» – сильная, поет романс, а бандиты делают маникюр – неосторожно – она вскрикивает, гладят утюгом платье).
Поставлено лихо, с расчетом на публику, все время песни, трюки, движение. Но и с идеей: Бумбараш - простак, три силы рвут его на части, «мобилизуют», а он навоевался. Миронов играет на этом, идейном уровне, т.е. всерьез, остальные яркие, но плоские карикатуры. Массивный брат (Беляев) – играет фактура, бродяга (Егоров) – знаковая фигура. Массовка поставлена (студенты стараются и каждому есть куда старание приложить).
Совсем не удалась роль у Заворотнюк.
Большевик в очках не так колоритен, как надо бы. Толстые очки – деталь точная, но она прячет актера, прикрывает недостаточность.

И все-таки можно было сыграть лучше – более серьезно сделать содержательный план (не сокращая и комический). Более душевно петь «Ходят кони над рекою» - протяжно, со вздохом, с паузой. Остановиться, дать прочувствовать вражду – «брат на брата». Дать второй план и белых, и красных и зеленых.


Впрочем, и то хорошо, что на первом плане не было «перевертыша» («антисоветского», вместо «советского» в оригинале). Взгляд на историю свежий, молодой, свободный от политических схем, взгляд естественного человека.
А с паузами был бы уже другой спектакль, принцип Машкова - атака на зрителя (монтаж аттракционов, кураж, энергия, темп), чтоб не очухался.
Три первые «песни» о главном в родной табакерке он потом дополнил еще двумя «песнями» в других театрах, о современности («Трехгрошовая опера») и о загранице («N13»), там был тот же драйв, но эти песни были уже не о главном.

Миронов в спектаклях Машкова нашел свою актерскую тему (простая, легкая частица земли) и разрабатывает ее до наших дней (в «Рассказах Шукшина»)

Заворотнюк тогда еще «работала в бутике в Бирюлёво». В табаковский («бирюлёвский») период выглядела никакой, ничто не предвещало характерности «прекрасной няни» (у меня есть предположения, что только встреча с Любовью Полищук на сьемочной площадке разбудила в ней «характер»).
Tags: театр
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments