Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote,
Лев Семёркин
lev_semerkin

Categories:

…и выше…

.
«Убить царя».

Что такое первая часть спектакля «Impressing the Czar», озаглавленная «Подпись Потемкина»?
Представьте, что на одном экране показывают одновременно два разных фильма, скажем «Иван Грозный» и «Убить Билла». Один фильм старинный черно-белый, об исторических временах. Другой современный, цветной, комиксовый. Но оба полны образов чрезвычайно агрессивных, экспрессивных. Тарантино и Эйзенштейн сведены на один экран и сражаются за внимание публики, кто кого «перекричит». Получается зрительная какофония, две картинки, две правды не дополняют друг друга, а теснятся, наползают одна на другую. Между прочим, именно такое впечатление производит история человечества (Форсайт оттолкнулся от Потемкина, но это имя только повод, а у меня, например, подобное впечатление «двух проекций» было от празднования 8-го мая и 9-го мая).

Вот по такому принципу двух проекций Форсайт выстроил первую часть. Словно два спектакля идут одновременно.
И как только это принцип уловишь, общая картина сразу проясняется. А ведь действительно – здесь две сцены (сцена театра и наклонная сцена-на сцене - шахматная доска), две музыки – классическая и современная, два источника звука (со сцены и позади зрительного зала). Действие одного спектакля происходит «в современности», а действие другого – «в исторические времена», Один спектакль -драматический (со словами), другой – пластический (без слов), один с серьезным выражением лица, с напряжением, другой – шутовской, расслабленный.

На самом деле «два» здесь означает «более чем один». Увидев «двойную проекцию» не следует спотыкаться о двойственность и останавливаться – дальше, дальше, дальше. Темп Форсайта очень быстрый. Проекций больше, чем две. Проекций много. И каждый из двух спектаклей расщепляется еще на несколько. Современность это и телешоу и современный «абстрактный» балет в черных трико. Исторические времена это и эпоха Просвещения и раннехристианские времена Римской империи (прямо на сцене разыгрывают распятие Христа). Святой Себастьян – один из ключевых, сразу опознаваемых персонажей первой части, он пронзен золотыми стрелами. Золотая стрела - еще один сквозной символ. В третьей части пучок золотых стрел (те самые, с тела Святого Себастьяна), выставлены на аукцион. «Последний мужчина» из четвертой части это тоже Святой Себастьян, он тоже пронзен золотой стрелой. И вокруг его поверженного тела неоязычницы водят свой хоровод.
Золотые стрелы, золотые вишни, золотые шлемы, конусообразные колпачки (золотые купола), защищающие мозг.
Есть еще золотая клетка, «клетка для головы», девушка в клетке для головы беззащитна, голову пронзают золотыми стрелами – это работает телевидение.
На шахматной сцене – трон, на троне по большей части находится телеведущая, она руководит процессом по громкой связи. Она все время смотрит телевизор. Что показывает телевизор? Мы не видим (пока), виден только синеватый мерцающий отсвет на троне. Но потерпите, в третьей части нам и это покажут, развернут телевизор экраном в зал. Оказывается тогда в телевизоре шел прямой репортаж с казни Святого Себастьяна, а теперь нам показывают запись, а телеведущая проводит аукцион. Масс медиа правят миром. Сто телевизионных каналов одновременно.

От всего вместе впечатление навала образов, пластической какофонии, соперничающих за внимание зрителя обьектов. Каждая сценка кричит на своем языке. Каждая козявочка стремится заявить о себе. Намеренная избыточность.

Может быть это пост-модерн?
Нет, это «картина мира в состоянии пост-модерн». А позиция автора – отстраненная, он видит броуновское движение на плоскости, как будто в микроскоп смотрит на приборное стекло. Но это и означает, что автор не пост-модернист, он не из этой плоскости, он - смотрящий извне, из другого измерения.

Откуда он смотрит? Из сердцевины мира, с вершины, он находится сверху, как раз «там, где висят золотые вишни». Золотые вишни - центральный символ и они появляются в первом спектакле в виде плоского черного отпечатка, трафарета, но в самом финале непосредственно предьявлены зрителю и персонажам, возникают у носа Святого Себастьяна-Нижинского и тут же взмывают вверх. Чтобы там вверху над сценой ровно посередине и висеть все время второго балета.
Tags: театр
Subscribe

  • Три восковые персоны и два эффекта Кулешова

    . «БОЛЬШАЯ ТРОЙКА (Ялта-45)», А. Житинкин, МАЛЫЙ ТЕАТР, 2020г . (8) Начинается с документального кино. Прибытие Рузвельта и Черчилля в Ялту,…

  • Театрально-военные пятилетки (1956-2021)

    . Составлял список театральных спектаклей о Великой Отечественной войне, задумался в каком порядке расставлять, а алфавитном или по рейтингу…

  • Второй глоток

    . «ЛЮБОВНЫЙ НАПИТОК», В.Скворцов, ET CETERA, Москва, 2021г. (3) Второй спектакль смотрю по этой пьесе Питера Шеффера («Летиция и дурман»,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment