December 13th, 2007

agent

БЕРЕГ УТОПИИ и БЕРЕГ АНТИУТОПИИ

*
Еще про «Горе от ума».

А все-таки жаль, что спектакль не получился. Сорвался такой интересный сюжет внутри московского театрального сезона 2007-2008 года. «Горе от ума» Туминаса в Современнике могло бы стать рифмой к «Берегу утопии» Бородина в РАМТе.

И там и там взгляд на Россию с одного (западного) направления, но результат прямо противоположный. Ведь у Стоппарда Россия это БЕРЕГ УТОПИИ. Не только Россия XIX века с барышнями в белом и пылкими юношами-идеалистами ("Россия которую мы потеряли"). Сам факт появления такого спектакля в нынешней Москве и успех, который он имеет у публики (широкий успех, пусть и в "узких кругах"), говорят о том, что русская утопия и русский идеализм вечны.

Точно также и Россия грибоедовская представляется Туминасу вечной, существующей и сейчас, это портрет с натуры, взгляд с запада на противоположный берег – БЕРЕГ АНТИУТОПИИ. Пустое, холодное место с торчащей посреди колокольней ( Пизанской башней, которая вечно падает и никак не упадет). Страна, где книги рубят топором, слуг травят собаками, тело барина трут не мочалками, а волосами девок.
Постановка в «Современнике» могла бы продолжить картину, начатую в «Ревизоре», который Туминас ставил в театре имени Вахтангова. Там место действия располагалось по краям (можно сказать по БЕРЕГАМ) огромной грязной лужи, над которой носилась церковь в виде гигантской метлы или швабры с рваной половой тряпкой. Тот спектакль был полуудачей, а в «Горе от ума» совсем не получилось целостного и художественно убедительного взгляда на изображаемый предмет. Карикатуре первого действия не достает плотности, резкости и размаха, такого как был, например, в «Ревизоре» Херманиса. А второе действие просто распадется на куски.

Быть может причина неудачи в том, что режиссеру не понравилась пьеса (обещал - пришлось ставить) ?

А может быть все дело в нелюбви, подсознательной фобии, которая дремлет, когда режиссер работает на родине, а просыпается только когда он приезжает в Москву. Ведь его литовские постановки по русской классике «Маскарад», «Вишневый сад», «3 сестры» были очень хороши и свободны от фобий. Зимняя Россия в «Маскараде» была прекрасна. В чеховских постановках речь шла вовсе не о России, действие происходило не в антиутопии (где-то на противоположном берегу). То были спектакли о своем береге, о себе, о людях, о любви, страсти, о жизни и о прощании с жизнью.

А может режиссер, приезжая сюда, подстраивается под ожидания принимающей стороны, ведь здесь и во времена Грибоедова и сейчас есть запрос на АНТИУТОПИЮ. Как уже написали в одном отклике, именно этого ждут от ”французика из Бордо” “режиссёраса из Литвы”.

«Вишневый сад» Туминас увидел глазами Фирса, «Три сестры» - глазами Чебутыкина. А «Горе от ума» - увы, глазами французика из Бордо.