November 11th, 2007

Пи

Урок в музее.

.
«МУМУ», В.Фильштинский, МДТ, Санкт-Петербург, 1984 г. (7)

В 2007 году «Муму» выглядит как музейный экспонат, образец замечательной режиссерской работы, бережно сохраненный, но высушенный как цветок в гербарии (продолжительность усохла на полчаса). Из пятерки "мужиков" первого состава играют трое - Власов, Захарьев, Иванов ( Скляра и Бехтерева заменили Зубарев и Дмитриев). Играют и другие участники первого состава, главные герои – Козырев (Герасим), Колибянов (Охотник).

Спектакль сделан как кентавр – искусно соединены литературная (драматическая) голова и театральное (игровое) тело.

От времени сильнее пострадала театральная составляющая – «тело» заметно одряхлело, кентавр уже не бьет копытами. Одно дело, когда "зажигают" двадцатилетние вчерашние студенты, и совсем другое, когда это повторяют сорокапятилетние дяди.

А вот «голова» осталась ясной. «Театральное» превратилось в воспоминание, а «натуральное» живет и до сего дня. Фактурный Козырев играет без слов, прекрасно звучит тургеневский текст и литературная красивость очень правильно контрастирует с немотой, точно проведена сюжетная линия. И главное доказательство натуральности – живая собака, как своеобразный камертон.

Посещение «Муму» это урок театра. Об этом хорошо сказано в аннотации к спектаклю в программе фестиваля «Большая перемена» - про отличие и про взаимодействие литературы и театра. Диапазон условности – от натуральной собаки до хора мужиков с приклеенными бородами, диапазон интонации - от откровенной мелодрамы до клоунских приколов. А главное, во всем этом разнообразии театральных приемов сохранен содержательный стержень, идущий от первоисточника, от Тургенева.