September 22nd, 2007

Пи

«КВАРТЕТ», М.Лангхофф, «РУМПЕЛЬПУМПЕЛЬ», Франция, 2005г. (7)

*
Спектакль не цепляет эмоционально, актерская игра самая обыкновенная. Но он интересен стройной, жесткой и верной по отношению к первоисточнику концепцией.

С героев «Опасных связей» сорвали оболочку – покров из кружевных галантных слов, маскирующих плотские желания, и из изысканных кружевных нарядов и румян. Под покровом обнаружились истлевающие трупы. Если бы по уайльдовской технологии портрета Дориана Грея были бы нарисованы Вальмон и Мертей, мы бы увидели их именно такими, как сыграли Ренато Бьянки и Катрин Ранкль. Старик и старуха в несвежем нижнем белье играющие друг с другом от скуки бесконечную, давно надоевшую игру в «Опасные связи».

Персонажи настолько стары, что уже бесполы. Потому так легко меняются одеждой и ролями, что уже одинаково далеки и от «мужского» и от «женского» и вообще от «живого».

Сначала автор пьесы Хайнер Мюллер изьял из романа Лакло молодых персонажей с живыми чувствами, оставив только пресыщенных Вальмона и Мертей. Потом режиссер продолжил линию и довел до логического конца – изьял из героев остатки страстей ("давайте сожрем друг друга , Вальмон, прежде чем станем совсем безвкусны"). Перевел их любовные интриги из реальности в фантазии или воспоминания. Поселил на помойке/кладбище на задворках цивилизации. Так персонажи Лакло-Мюллера превратились в персонажей Беккета - старика и старуху, забытых в песке или в мусорных баках.

Старость отвратительна, скучна, бессмысленна. Это расплата за жизнь, состоявшую из опасных связей в салонах кануна французской революции или последующих двух столетий погони за удовольствиями (видеодайджест «бель эпок» непрерывно транслируется на экран - рекламный щит над старым автомобилем, где живет Мертей).
Пи

Калигула-90.

.
«КАЛИГУЛА», Ю.Бутусов, ТЕАТР им. ЛЕНСОВЕТА, 1998г. (4)

«КАЛИГУЛА», В.Белякович, ТЕАТР НА ЮГО-ЗАПАДЕ, 1999г. (5)

Наши 90-е годы – самое время для постановки пьесы Камю. Показательно, что две редакции спектакля Беляковича (1989 и 1999) как раз охватывают период полностью.
Про первую редакцию «Калигулы» надо говорить отдельно. Тот спектакль был предчувствием, пророчеством, прогнозом на новое десятилетие.
И прогноз оказался верным. Вторая редакция, как и вышедшая незадолго перед ней постановка Бутусова, подвела черту под уже состоявшимся и проявившимся, поставила окончательный диагноз. В 1998 - 1999 окружающая среда дошла до предела, до нижней точки распада.Collapse )