May 5th, 2007

Пи

«ДРАГОЦЕННОСТИ», Дж.Баланчин, МАРИИНСКИЙ ТЕАТР, Санкт-Петербург. (10)

.
Вообще-то, о балетных спектаклях (особенно бессюжетных) мне писать сложно.
Но «Драгоценности» - исключение, о них писать легко. Настолько спектакль четок, последователен и логичен. Как триада Гегеля.
Собственно, это и есть триада.
Изумруды – рубины - бриллианты.
Вчера – сегодня - всегда.
Collapse )
Да-а, после таких спектаклей поневоле станешь монархистом…
Пи

«ОРФЕЙ», Ж.Кокто, Франция, 1949 г. (4)

.
Всё дело в «Фантомасе» Юнебеля. Он настолько сильно впечатался в сознание, что совершенно переворачивает перспективу. Так Юл Бриннер в «Великолепной семерке» уже навсегда воспринимается Фантомасом. Черные мотоциклисты Смерти в «Орфее» - прислужниками Фантомаса, а сам Орфей – Жан Марэ – отважным журналистом Фандором.
Ну какой он поэт? Разве поэты бывают такими экстравертными, брутальными, без тени вдохновения на челе. И потом, где доказательства, что он поэт? Стихов он не читает, песен не поет. Зато активно действует – экшн, много экшн. Ведет журналистское расследование таинственного исчезновения молодого поэта, за тем и отправляется на тот свет, не в ад (никаких христианских мотивов здесь нет), а в Аид, в царство мертвых.
Мария Казарес (Смерть) и Франсуа Перье (Артебиз) смотрятся в этих сказочных ролях намного более эффектно и гармонично, но все равно у меня было желание увидеть этот сюжет в кукольной или рисованной анимации, а не в исполнении живых театральных актеров, напоминающих о ТЮЗе и «Королевстве кривых зеркал». Кинематографические чудеса, двойные и обратные проекции - весьма наивны по нынешним меркам, все эти прозрачные зеркала и волшебные перчатки, лучше смотрятся в сказках Птушко, где простодушие режиссера не нагружено глубокомысленными философским аллюзиями, где чудеса, а не символы с заглавных букв (Любовь, Смерть).