March 3rd, 2007

Пи

«БЕСПЛОДНЫЕ УСИЛИЯ ЛЮБВИ», К.Бранна, Англия, 2000 г. (2)

.
Экранизация комедии Шекспира, которая редко идет в театре. Причина, думаю, проста – она сильно уступает другим комедиям Шекспира.
Хотя для русского театра в ней есть дополнительная приманка – сцена с переодеванием героев в «московитов».
Шекспир очень любил сочиняя пьесы путешествовать по географической карте тогдашней Европы. И Россия на его карте тоже была. Россия упоминается в «Зимней сказке», но больше всего в «Бесплодных усилиях любви», как след неизгладимого впечатления, которое произвели на жителей Лондона торжественный вьезд русских послов. Недавно пьесу поставили в Малом театре, но «московитов» сделали совсем тривиально и невкусно – какие-то пляски в присядку и медведь на цепи. Уж лучше бы осовременили и запустили туда новых русских. Но для робкого малотеатровского режиссера Виталия Иванова это уже запредельный радикализм.

Очень интересно было бы увидеть, как «московитов» сделают англичане, но увы, в фильме их нет.
Там вообще очень мало от пьесы осталось.
Режиссер перенес действие в 30-е годы прошлого века, перед Второй мировой войной, вставил большие черно-белые куски, стилизованные под официальную кинохронику тех лет (все-таки герои пьесы – высшие лица государств, король, принцесса). Это прием очень интересный, но легкомысленный сюжет пьесы требовал более комедийной, даже пародийной хроники (например, стилизации под чаплинского «Великого диктатора»), а настоящие документальные кадры войны в этот сюжет не ложатся. Да и сделана кинохроника невкусно.

Впрочем насилие над пьесой на этом не закончилось, она превращена в мюзикл, герои периодически танцуют и поют и это уже был перебор. Песни и танцы - на три с минусом, совсем не зажигательные. Необходимость петь-танцевать плохо отразилась на кастинге, некоторые актеры производят впечатление танцоров, в драматических кусках занимающихся не своим делом.
А главная проблема кастинга – сам Кеннет Бранна. Выглядит он достаточно харизматично, но почему-то не стал играть главную роль – короля, а сыграл роль «одного из трех друзей короля». В результате никакого короля в фильме просто нет, он никак не выделяется из массовки, а «один из друзей короля» напротив – очень выделяется (на себя любимого режиссер не пожалел пленки). Принцесса тоже ничем не выделяется из окружающих дам. От всего этого сюжет (и так обрезанный по самое дальше некуда), становится совсем невразумительным.
Пи

Чей мандат круче.

.
«МАНДАТ», Д.Ливнев, РАТИ, Москва, 2007 г. (3)

«МАНДАТ», О.Тополянский/Е.Писарев, Школа-студия МХАТ, Москва, 2007 г. (8)


К пьесе Эрдмана одновременно обратились на двух выпускных курсах, в РАТИ и в Школе-студии МХАТ.

Тому, кто хочет ознакомиться с пьесой, могу посоветовать сходить в РАТИ. Там не стали напрягаться вопросами «как» и «о чем» это можно сейчас играть, режиссерской концепцией, сценографическим решением. Просто разыграли текст по ролям, полностью, от начала до конца. Прозвучали все стороны пьесы и сильные (остроумные реплики) и слабые (невнятность истории с мандатом). Сразу стал виден контекст, в котором она написана. «Мандат» – типичный представитель «литературы победителей» («12 стульев» Ильфа/Петрова, «Клоп» Маяковского), где молодые авторы насмехаются над уходящей натурой, над проигравшими (бывшими дворянами, священниками, мелкими хозяевами, мещанами).
Но театрального спектакля в РАТИ не получилось, ни один образ не остался в памяти, никого из исполнителей не могу выделить ни в хорошую ни в плохую сторону.

А вот в Школе-студии получился спектакль. Правда пьесой пришлось пожертвовать. Спектаклю специально дан подзаголовок – сцены из комедии, попросту говоря пьеса обрезана. Все кончается появлением того самого «мандата», сцену у Сметаничей и финал выбросили.
С пьесой Эрдмана режиссеры обошлись примерно также, как Юрий Любимов обошелся с книгой Джона Рида «10 дней, которые потрясли мир». Использовали как основу для эксцентричной театральной игры. Такого парада разнообразных театральных приемов, как на Таганке, здесь конечно нет, но основной стиль – условный утрированный рисунок, как на плакатах Маяковского - похож.
И сразу заиграли яркими красками все образы. Главный герой Гулячкин - дебиловатый проходимец, типа Савелия Крамарова (Владимир Моташнев). Шарманщик – братишка в тельняшке с цигаркой, типа Гарика Сукачева (Алексей Рахманов). Две влюбленные пары – кухарка (Анастасия Панина) и жилец (Игорь Теплов), Варвара (Анастасия Маркова) и Валериан (Глеб Иванов – «кросавчег» Мечтатель из "Белых ночах" , раскрылся здесь с комедийной стороны).
И текст зазвучал веселее, репризнее.
И визуальный образ у спектакля есть (художник Екатерина Фролова), он тоже «таганский» футуристический из ширм и красных кубиков, как в «Послушайте!».

А что до содержательной стороны.
Быть может она прямо противоположна тому, что закладывал Эрдман. Не обличение, а восхищение Гулячкиным – Иванушкой-дурачком, который все кузни коммунизмы прошел, и некован невредим остался.
И до космических высот поднялся (ведь в финале там появляется, ни много ни мало, памятник Гагарину).