January 20th, 2007

Пи

«ДАЧНИКИ», Б.Бабочкин, МАЛЫЙ ТЕАТР, Москва, 1964г. (8)

.
Пьесу портит «прокурорский тон» (пролетарский писатель Горький «от лица трудового народа» бичует бездельников, «дачников», смотрит на них свежим взглядом (как бы глазами вольтеровского гурона) и ядовито осмеивает), обьем дать трудно – уж слишком все однозначно (в отличие от «На дне» и «Мещан»).
Но бывают времена, когда пафос Горького вдруг становится актуален, попадает в резонанс, к брюзжанию (тривиальному и как раз интеллигентскому) добавляется социальная энергия – спектакль Бабочкина именно таков. Слова о «разбогатевших детях кухарок», относившиеся к стабильному романовскому полувеку, в 60-е годы – снова стабильные, когда начал откладываться жирок – зазвучали современно. «Кто был ничем», уже выдвинул из своей среды новых «дачников», с теми же свойствами – нытьем, пошлой жизнью, думами «о народе, из которого вышли и от которого оторвались».

Бабочкин уже ставил «Дачников». В Ленинграде, в БДТ, в 1939 году и тогда играл Власа (носителя передовой идеологии, противостоящего дачникам. Через 25 лет он сыграл Суслова – другой крайний случай, наиболее циничного, опустившегося, пьющего, уставшего от бесконечной войны с красавицей женой, «дачника», инженера, который махнул рукой на работу (рушится стена на рабочих). И вместе с тем в нем есть сила, злая сила, и смелость додумывать до конца. Его монолог в защиту обывателя дает роли настоящий обьем. Показывает недюжинный ум и страсть, это крупный характер, не нашедший себе применения – он судит и других и себя (здесь личный резонанс, совпадение со взглядом актера, который по-видимому также зло смотрел на окружающее болото), но еще и упивается своим падением (вариант Астрова, без «лесов»).
Очень нетривиально развернуты и его отношения с женой. Быстрицкая играет крупную, яркую, сильную красавицу. Поначалу он кажется просто жалок рядом с ней (одна из тем спектакля – как мелки мужчины (Суслов-Бабочкин, Рюмин-Подгорный, Басов- Анненков) – пошлы, циничны – рядом с интересными, «тоскующими по лучшей жизни» женщинами, которых играют Нифонтова, Быстрицкая, Солодова, Егорова), но после эмоционального взрыва в финале, они демонстративно уходят «под ручку». Суслов это вариация на тему Иванова (понятно, что она в нем нашла когда-то), но вот Юлия Филипповна не Сара, а такой же Иванов только в юбке, и вот они живут, мучают друг друга, но не расстаются.

Остальные линии пьесы сыграны прекрасными актерами Малого театра вкусно, красочно, но без личного резонанса, без обьема. Особенно интересны Подгорный (молодость, слабость, истерика, воспаленные глаза, «самоубийство в плечо» ) и Анненков (вялый, желеобразный медоточивый адвокат, который ахает от электричества и все стремится приглушить). А манера Анненкова, похоже, послужила образцом для гайдаевского голубого воришки Альхена из «12 стульев».
Пи

«БЕЛЫЕ НОЧИ», М.Брусникина, Школа-студия МХАТ, Москва, 2007г. (7)

.
«Была чудная ночь, такая ночь, которая разве только и может быть тогда, когда мы молоды, любезный читатель. Небо было такое звездное, такое светлое небо, что, взглянув на него, невольно нужно было спросить себя: неужели же могут жить под таким небом разные сердитые и капризные люди? Это тоже молодой вопрос, любезный читатель, очень молодой, но пошли его вам господь чаще на душу!..»
А «Белые ночи» Брусникиной это тоже молодой спектакль, любезный зритель, и пошли вам господь чаще на душу такие молодые, светлые, свежие спектакли.
Collapse )