December 28th, 2006

morello

«ДЕЛАЙ НОГИ», Дж.Миллер, Австралия, 2006г. (4)

.
Что понравилось.

1. Среда обитания (снег, лед, море, горы, океанариум) и второстепенные персонажи (птицы, акулы, тюлени, морские львы, люди). Качественно сделано – денег и фантазии не пожалели.

2. Все динамичные сцены, нарисованные под «сьемку с движения» – скатывание со снежных гор, ныряние, погони (в воздухе, в воде и на земле льду). Захватывает.

Что не понравилось.

1. Главные герои. На крупных планах выглядят неживыми и необаятельными – у главного героя пустые стеклянные глаза, и механические куриные лапы, героиню озвучивала совершенно безголосая певица (а ей бедняге приходилось петь за Фредди Меркюри в “Somebody to love”).

2. Мэсседж. Назойливая пропаганда идеалов – оранжевых (либеральных) и зеленых (гринписовских).
Пи

Обязательная программа и произвольная программа.

*
«ТАРТЮФ», В Мирзоев, «ЛЕНКОМ», Москва, 2006г. (8)

Первое действие можно не смотреть (тем кто знает сюжет). Там режиссер ничего не зажег, разве что сцена с юбкой Эльмиры на Тартюфе напомнила о Мирзоеве-циркаче. Остальные сцены поставлены плоско. И в прежних постановках Мирзоева обязательная программа (сцены, поставленные по-обязанности) чередовалась с произвольной (там, где режиссерская фантазия творила произвол).

Можно прийти в антракте сразу к произвольной программе и увидеть сначала галантные мольеровские сцены – в стихах (приятно удивило, что ленкомовские артисты не тараторят, а говорят внятно), в изящных костюмах теплых тонов (золотой парик на Оргоне, турецкие шаровары на Эльмире), в декорации коробке (задняя стена напомнила декорацию к «Так поступают все» Стреллера – прямоугольник двери и над ней круглое слуховое окно).
А потом – самое главное, ради чего и затевалась постановка. Сюжетный перелом (прозрение и крах Оргона), изобретательно поставленный режиссером. Задняя стена декорации исчезает, открывается темный пустой провал, идет снег. Поэзия сменяется прозой, Франция – Россией, шляпы – вязаными шапочками, галантный век – современным, а классическому сюжету возвращена злободневность. Наглядные аллюзии – и «правозащитники» и «олигархи» и «гарант правопорядка» - все выстрелы в десятку. И новогодний антураж (елка и каток) очень точно соответствует чуду в финале пьесы.

Особенно хорошо прозвучал финал на спектакле 27го декабря. Во-первых из-за новогодней темы (я например поехал в театр с корпоративной вечеринки), во-вторых, на следующий день после сцен на кремлевском катке (и как Мирзоев угадал? :)