March 21st, 2006

Пи

Река с быстрым течением - МХТ.

.
«РЕКА С БЫСТРЫМ ТЕЧЕНИЕМ», М.Брусникина, МХТ, 2006г. (8)

Тонкие стены.


Рассказано несколько житейских историй и в каждой есть выход за пределы бытового плана. Куда? Что там за пределами, снаружи, за тонкими стенами городских квартир? Сценография точно соответствует двум планам маканинской прозы. Бытовой интерьер – комната слева, комната справа, но в заднике - разрез (в стене дома - трещина) и там видна заснеженная улица и фонарь уличного освещения. Не луна (хотя актеры показывают на фонарь, говоря о луне), не звездное небо. За стеной ничего нет, пустота – холодная, бездушная, электрическая.


Первое действие - первые три рассказа – о «слышимости». Вполне бытовая характеристика качества строительства многоквартирных домов превращена в философскую категорию. «Слышимость» это следствие «тонких стен». Образ «тонких стен» – двойной, он имеет субьективную и обьективную сторону.
Объективная сторона - частная жизнь человека проходит за непрочными «тонкими стенами», он беззащитен перед ударами судьбы – жестокими и алогичными.
Субьективная сторона – писательская. У писателя повышенная «слышимость», он живет в доме с тонкими стенами и слышит что происходит у соседей, у соседей соседей и так далее до самого крайнего подьезда. Во втором действии тема развивается, писателю уже хочется убежать от переполняющих его слух житейских историй, трагедий и драм, происходящих с родственниками, сослуживцами, соседями, знакомыми. Писательский материал хаотично накапливается, потому что нет никакого вывода, не обнаруживается никакого порядка, никакого ответа на вопрос – почему? За что? (Один приобретает, другой теряет, один умирает, другой живет). Писатель прислушивается и слышит внутри, за стенами квартир только безутешный плач ребенка, а снаружи стен - только бергмановское «молчание бога».

Режиссерски спектакль выстроен непросто. Он развивается, движется по направлению от литературы (чтение текста) к театру (актерская игра).
В начале - авторский текст, прямо обращенный в зал. В роли автора - Дмитрий Брусникин, актер очень убедителен, так как обладает нужной значительностью и харизмой.
Потом - коллективное чтение. Актеры в брусникинской прозодежде, униформе (светло-серый верх, темный низ).
И, наконец, последний рассказ инсценирован, превращен в драму и уже не прочитан, а сыгран. К сожалению, реализация этой нетривиальной режиссерской идеи подкачала, последний рассказ вышел наименее убедительным, надуманным, преувеличенно театральным. Поэтому второе действие уступает первому.

Река.

Во втором действии место «тонких стен» занимает другая метафора – «река», образ также двузначный.
Жизнь – река с быстрым течением. Почему быстрым, быстрым по сравнению с чем? Быстрым относительно возможностей человека устоять, рассчитывать, понять.
Второе значение появляется в самом финале – автор читает рассказ про пьяного, который упал в мелкую реку, лежит лицом вверх и просит пить, а вода - здесь рядом.
Река сносит, но река и утоляет жажду. Наверное это ответ на вопрос, что там снаружи (не пустота).
Но человек (как тот пьяный) не может этот ответ расслышать.