Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote,
Лев Семёркин
lev_semerkin

Category:

Театральный бинокль Крымова V.07.

*
“ОПУС N7”, Д.Крымов, ШКОЛА ДРАМАТИЧЕСКОГО ИСКУСТВА, 2008г. (9)

Опус в двух частях. Если сравнить театр Крымова с анимацией или с изобразительным искусством, то в двух частях представлены два вида анимации (изобразительного искусства). В первой части - рисованная, плоскостная (живопись), во второй кукольная, обьемная (скульптура).
Главный элемент декорации первой части - плоскость, холст. Это уже было в «Демоне», но там холст-сцена был расположен горизонтально, зрителям предлагался вид сверху, здесь холст-задник, зрителям предлагается вид спереди.
Вторая часть развивает пластические идеи спектакля «Донкий Хот» (люди и куклы). При этом театральный переход от плоскости к обьему и обратно происходит в обеих частях опуса, и там и там оживают фотографии.

Если считать задачей режиссера – создание своего театра (выражаясь фигурально, конструирование нового театрального бинокля, посмотрев в который зритель увидит мир таким, каков он «на самом деле»), то Крымов свой бинокль уже изобрел и продолжает совершенствовать конструкцию. «Опус N7» – седьмая модификация, она двусторонняя, можно переворачивать, посмотреть с одной стороны, приблизить и укрупнить, потом перевернуть и посмотреть с другой («Словно смотришь в бинокль перевернутый»). Крымов направляет бинокль на прошлое, чтобы увидеть его таким, каким оно было на самом деле и оно не представляется Крымову «невыразимо прекрасным», как казалось бабелевскому Коле в начале двадцатого века. Между «Колей» и «Димой» прошел век, вот о нем, о двадцатом веке спектакль.

В двух частях опуса разная оптика. Смотрим в бинокль с одной стороны - видим общее, судьбу народа. Смотрим с другой - видим частное, судьбу одного человека. Если сказать совсем коротко, первая часть - про евреев, вторая - про еврея.
Почему в качестве «народа», категории общей выбран только один народ, а в качестве «еврея» не-еврей Шостакович? Такова художественная логика, в бинокль видны не формальные внешние признаки, а то, что «на самом деле».

…к отеческим гробам.

Есть такие очень известные и даже хрестоматийные стихи Давида Самойлова «Я зарастаю памятью, как лесом зарастает пустошь». Строчка имеет прямое отношение к спектаклям Крымова – там белый лист бумаги или пустая сцена – «пустошь» и она прямо во время спектакля на глазах зрителей «зарастает лесом», образами из памяти. И не только из личной памяти, можно и расширительно понимать – из памяти предков, из памяти народа. Можно еще одну широко известную строчку Роберта Рождественского вспомнить «Все что было не со мной помню». Она сильно испорчена официозным пафосом и воспринимается, как часть анекдота (из серии «за того парня»), но по смыслу сюда очень подходит.

Участники спектакля не актеры, они не играют роли, они исполнители, исполнители режиссерской партитуры, музыкальной в том числе. На белом листе рисуют фигурки, холст прорывается, из-за холста на сцену прорывается жизнь - очки (в таких же детских очках будет ходить герой второй части «Опуса»), костюмы шевелят руками и даже танцуют (мертвые вместе с живыми, взявшись за руки), оживают фотографии (живопись, фото и видео сочетается с театром), из-за холста вываливаются руки и ноги и в кульминации словно плотину памяти прорывает и прямо на зрителей направляется поток из обрывков и осколков прошлого - пепел, кусочки бумаги с буквами (Книгу пропустили через машину для уничтожения бумаг).

В какой-то момент в связке «я – человек» возникает третье, промежуточное звено «я – еврей – человек» (или «я – русский – человек» или «я – советский – человек»). В спектаклях Крымова показано, как прорастает это промежуточное звено. В памяти обнаружены разные грани «советского» («кавказского» в «Демоне», или «русского» в «Корове», а вот теперь «еврейского»). В этом смысле первая часть «Опуса», которая называется «Родословная», это антикосмополитический спектакль («родословная» противостоит «безродности»). В какой-то момент у человека включается система опознавания свой-чужой, как у военного самолета. И это звучит не «голос крови», не биологическое начало, а именно голос памяти. Можно и еще одно тоже хрестоматийное вспомнить из Пушкина («любовь к отеческим гробам»), тогда прустовское движение памяти (по направлению к…) имеет пушкинский вектор – по направлению к отеческим гробам. Театр любит конкретность – вот поэтому в первой части «общее» это не человечество, а народ конкретный, единственный ("свой").

Еврейская тема в постсоветском театре одна из содержательных и подробно раскрытых. В советском театре с конца сороковых годов (после сталинской премии спектаклю «Фрейлейхс») она была табуирована (по целому комплексу причин), исключения были редки (эпизод у Любимова в «А зори здесь тихие» - первое, что вспоминается), и накопился своеобразный долг невысказанного. Когда табу исчезло, театр начал долг отдавать – “Матросская Тишина”, “Сны изгнания”, «Уроки русского», «Лиловый дым», « Мариенбад», «Жизнь и судьба», называю те спектакли, что видел и считаю значимыми. Вот такая богатая театральная родословная у «Родословной» Крымова. И на мой взгляд постановка Крымова лучшая в этом ряду.
Кстати, с одним из перечисленных спектаклей, со «Снами изгнания» театр Крымова тесно связан не только по содержанию, но и по форме. Через «Сны изгнания» к родословной подключается и советский театр. У Гинкаса тоже был экран, на нем показывали свидетельства прошлого - сцену из спектакля ГосЕТ «Двести тысяч». Как Авраам родил Исаака, так «Двести тысяч» родили «Сны», а «Сны» родили «Опус».

В отношении Крымова к национальному вопросу отсутствует «озабоченность», театр его очень условен, поэтому даже самые лобовые повороты темы и самые прямолинейные слезовыжимательные приемы не выглядят банальностью. Вот на видеопроекции появляется немецкий офицер, пинает детскую колясочку (она выкатывается с фотографии на сцену). И затем, проходя вдоль задника, он ровно посередине превращается в советского офицера - лобовая иллюстрация тезиса о равной ответственности двух тоталитарных режимов, тезис сколь банальный, столь и ложный, приравнивающий тех кто освобождал Освенцим с теми кто его построил. Однако художественная логика спектакля подправляет этот лобовой ход и в одном из следующих эпизодов актер смотрит фотографии и говорит – «Исаак, помню. Дядя Исаак был военный», – уж не этот ли самый, что здесь проходил?, мысленно спрашивает зритель. Скорее всего такой вопрос не закладывалась авторами сознательно, но настоящий театр не дает соврать.

«Свой народ» показан, как народ бывший, исчезнувший, как народ жертва, в начале двадцатого века он был и затем растворился в истории – несколько войн, несколько волн эмиграции, репрессии, эвакуации, в спектакле даже ашхабадское землетрясение вспоминают.
Такой взгляд однобок, лишен полноты и обьема, но существенный стержень национальной психологи и мифологии он выражает. Если кратко и схематично, комплекс народа-жертвы это ведь оборотная сторона комплекса избранного народа, народа Давида, на вид тщедушного, но обладающего знанием, народа книги. Библейская история о Давиде и Голиафе переосмысливается во второй части спектакля («Шостакович»), где речь идет не о народе-жертве 20-го века, а о отдельном человеке-жертве 20-го века.
Tags: Крымов, театр
Subscribe

  • Чик Кориа (1941-2021)

    . Его частная жизнь была предельно закрытой, непубличной. Его уход - завершение частной жизни, об этом сообщили только через два дня на странице в…

  • Страсти малой формы

    . «СТРАСТИ ПО ИОАННУ», Э.Пэррот, Taverner Choir, Consort & Players, Англия. 25.09.2018г. (8) Протестировал новый концертный зал Зарядье. Здание…

  • Музыка для театра (и кино)

    * Сегодня Роберту Планту исполнилось 70. Вспомнил знаменитые театральные спектакли, в которых звучит его голос. «Обратная сторона Луны» (Робер…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 55 comments

  • Чик Кориа (1941-2021)

    . Его частная жизнь была предельно закрытой, непубличной. Его уход - завершение частной жизни, об этом сообщили только через два дня на странице в…

  • Страсти малой формы

    . «СТРАСТИ ПО ИОАННУ», Э.Пэррот, Taverner Choir, Consort & Players, Англия. 25.09.2018г. (8) Протестировал новый концертный зал Зарядье. Здание…

  • Музыка для театра (и кино)

    * Сегодня Роберту Планту исполнилось 70. Вспомнил знаменитые театральные спектакли, в которых звучит его голос. «Обратная сторона Луны» (Робер…