Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote,
Лев Семёркин
lev_semerkin

Category:

и лупит в темя топором.

*
Посмотрел «Опус №7» Дмитрия Крымова и вспомнил сны изгнания.

“СНЫ ИЗГНАНИЯ”, К.Гинкас, МТЮЗ, 2003г. (7)

Спектакль делался методом «бригадного подряда». Мастер задал своим ученикам режиссерские этюды на темы картин Шагала, а потом собрал из этюдов спектакль.
Так живописцы работают над большими картинами - сначала этюды.
Из такого метода вырос целый театр Дмитрия Крымова, где занимаются не постановкой текста пьесы, а рождением театра непосредственно из идей и образов и тоже работают бригадой (мастер и ученики).
Театр режиссеров, учеников Гинкаса оказался предшественником, оказался очень близок театру художников, учеников Крымова еще и потому, что идеи и образы «Снов изгнания» были взяты из живописи.
Это сразу же определило «место действия» - «на задворках картинной галереи». Картины повернуты «от зрителей», мы видим изнанку. Действие разыгрывается «по ту сторону холста» и очень изобретательно использованы плоские изображения.
Есть в этих плоских картоночках-фанерочках что-то простое, нежное, трогательное, шагаловское.
Сны - изнанка жизни, в снах проявляется подсознание, то что вытеснено и накоплено памятью, и не только личной, не только личное бессознательное, но и коллективная память. В спектакле в искаженных и обобщенных сновидениями образах предстают предки – от библейских праотцов («Авраам родил Исаака, Исаак родил Иакова…»), от Адама и Евы - папы и мамы. История жениха и невесты самый трогательный сквозной сюжет спектакля – их одевают в одно пальто, она приколачивает полы пальто гвоздями. Рождение – роды, изгнание из рая, из чрева черного пальто. Смерть – животных ведут к резчику; сгорает экран, на экране сгорают «Двести тысяч», пляшут в огне Михоэлс-Сорокер и актеры ГосЕТ. Гинкас организует погружение в подсознательное для себя, для учеников и для зрителей. И погружение в прошлое, к корням своего театра.

Результат вышел несколько сумбурный, как и положено снам. В некоторых эпизодов стержень теряется и представление вырождается в перечисление, спектаклю не помешала бы небольшая прополка и сокращение до одного действия (в снах не бывает антрактов). Сон так сильно затянулся, что местами превратился в кошмар.
Спектакль вытащил на всеобщее обозрение подсознательные фобии режиссера, и главная из них – национальная, что так непохоже на первоисточник спектакля, на национальное самосознание Шагала, гармоничное, цветное и лишенное фобий.

Тема «национальность, как проклятие» задана байкой: – мальчик сколько тебе лет?, – шесть, - такой маленький, а уже еврей». Навязчивая идея портит спектакль, будто разговариваешь с одержимым манией преследования, любой разговор сводится на тему, как все меня обижают-травят.

Но не только болезненные национальные комплексы проявил спектакль, но и еще более болезненные садомазохистские. Финал первой части (девочка под песню Depeche Mode 'Personal Jesus' отрывает куклам ручки-ножки) демонстрирует навязчивую идею режиссера, переходящую из спектакля в спектакль (у «счастливого принца» тоже выковыривали глазик).

В этом эпизоде есть момент провокации. Когда обсуждали спектакль на театральном форуме teatr.ru , один из форумян (Пчелкин) указал на связь этого эпизода со стихами Павла Когана.

И тетя Надя, их педолог, сказала: «Надо полагать,
Что выход есть, и он недолог, и надо горю помогать.
Мы наших кукол, между прочим, посадим там, посадим тут.
Они – буржуи, мы – рабочие, а революции грядут.
Возьмите все, ребята, палки, буржуи платят нам гроши;
Организованно, без свалки Буржуазию сокрушим».

Сначала кукол били чинно, и тех не били, кто упал,
Но пафос бойни беспричинной уже под сердце подступал.
И били в бога и в апостола, и в Христофор-Колумба мать,
И невзначай лупили по столу, чтоб просто что-нибудь сломать.
Володя тоже бил. Он кукле с размаху выбил правый глаз,
И вдруг ему под сердце стукнула кривая ржавая игла.

И показалось, что у куклы из глаз, как студень, мозг ползет,
И кровью набухают букли, и мертвечиною несет,
И рушит черепа и блюдца, и лупит в темя топором
Не маленькая революция, а приуменьшенный погром.
И стало стыдно так, что с глаз бы, совсем не слышать и не быть,
Как будто ты такой, и грязный, и надо долго мылом мыть.

Он бросил палку, и заплакал, и отошел в сторонку, сел
И не мешал совсем. Однако сказала тетя Надя всем,
Что он неважный октябренок и просто лживый эгоист,
Что он испорченный ребенок и буржуазный гуманист.


Понятно, что педагог дядя Кама и педолог тетя Надя хотели добиться противоположных целей, но применили одно и то же средство, один и тот же «театральный» метод - провокацию. И зрителю, как «неважному октябренку Володе», хочется отойти в сторонку, не участвовать в игре по навязанным правилам.
Tags: театр
Subscribe

  • Что им Гекуба?

    . «КЛЯТВЕННЫЕ ДЕВЫ», А.Золотовицкий, ЦДР, Москва, 2018г. (2) Не срослось. Первая проблема – материал. Похоже, что эта «гекуба» - история семьи…

  • Идеальный муж умер, да здравствует муж еще более идеальный!

    . «НА ВСЯКОГО МУДРЕЦА», К.Богомолов, ТЕАТР НАЦИЙ, Москва, 2021г. (9) Спектакль очевидным образом наследует «Идеальному мужу» (2013-2021), в…

  • Васисуалий Самгин

    . «ТОВАРИЩ КИСЛЯКОВ», А.Калинин, АЛЕКСАНДРИНСКИЙ ТЕАТР, СПб, 2020г. (6) Не буду оригинален, Иван Трус – грандиозный актер! Может всё - от острого…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments