Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote,
Лев Семёркин
lev_semerkin

Category:

Троил и Крессида глазами Терситаса.

.
«ТРОИЛ И КРЕССИДА», Р.Туминас, ТЕАТР им.ВАХТАНГОВА, 2008г. (8)

Спектакль вышел несколько мутным по смыслу, зато большим и зрелищным. Нужно только настроится на прибалтийский замедленный ритм и на постмодернистский черный юмор, смотреть представление и получать удовольствие от стильной черно-белой картинки (это не театральная живопись, это театральная графика) и от неожиданного облика героев Троянской войны – комического, а не героического.
Снижение героев отнюдь не дешевое, не веселая оффенбаховская пародия, оперетта вместо оперы, здесь скорее артхаусная карикатура. Такое снижение не приводит к снижению замысла, содержательный план мутный, но не мелкий. Не мелководье, а омут, в который интересно всматриваться.

Огрызок огрызка.

Мутность идет от драматургического первоисточника. До последнего времени «Троила и Крессиду» редко ставили, потому что сама пьеса Шекспира ставит читателей, литературоведов и режиссеров в тупик. То ли это неудача гения. То ли аллюзия на события политической или театральной жизни, давно забытые. То ли прорыв к неизведанным драматургическим высотам. То ли это юмор такой – гений устал изображать высокие героические порывы и любовные переживания, решил, говоря по-нашему, «постебаться», посмеяться над собой и над публикой.

Действие пьесы идет попеременно в лагерях обоих противоборствующих сторон – троянцев и греков. Обе стороны конфликта показаны обьективно, без авторского предпочтения, непонятно где «хорошие парни», а где «плохие», и за что они воюют. Этот прием сразу обессмысливает героизм, выбивает из под всех героев пьедестал. А ведь это самые главные, самые хрестоматийные герои греческой, а вслед за ней и всей европейской мифологии – Ахилл, Патрокл, Гектор, Улисс. Действия, совершенные без большой цели, не могут быть героическими. Вот например Ахилл сообщает Аяксу о вызове Гектора – «при звуке труб зовет на битву Гектор того из нас, кто хочет доказать , а что – забыл… Какой-то вздор». Ничего себе "герой". Такой же "героической" изображена в пьесе и победа Ахилла над Гектором.

Если сравнить древнегреческий первоисточник с яблоком (образ вполне аутентичный, так как с яблока там все и начинается), то пьеса Шекспира это огрызок от яблока. А спектакль Туминаса, который прошел шекспировским путем еще дальше, можно назвать «огрызком огрызка». О чем режиссер недвусмысленно намекает зрителю, изобразив яблочный огрызок в программке в качестве эмблемы спектакля.

Драматургические огрызки стали привлекать внимание режиссеров только в наши дни, недавно "Троила и Крессиду" поставили Штайн и Персиваль, да и в Москве это уже вторая постановка (первая была в "Сфере").

…и комом грязи станет шар земной.

В пьесе есть один примечательный герой – безобразный и непристойный грек Терсит, своеобразный древнегреческий шут, сквернослов, хулитель. Он всех оскорбляет и задирает, нет у него ничего святого. В общем иллюстрирует падение нравов в лагере греков. Взгляд этого персонажа и был взят режиссером в качестве спектаклеобразующего. Туминас и об этом дал зрителю сигнал - именно карикатурный облик Терсита приведен на афише.

У Шекспира грязному Терситу оппонирует мудрый Улисс. Лучшее место в пьесе - монолог Улисса о подчиненности, порядке и иерархии, без которых «комом грязи станет шар земной». Похоже, что Шекспир все-таки не ограничился пародией, а решил доказать важный для него тезис «от обратного». Показать какой «ком грязи» выйдет из героической «Илиады», если разрушить порядок, ликвидировать вертикальную ось и взглянуть на события трезвым горизонтальным взглядом.
Режиссер сделал по другому. Не стал выделять Улисса, сделал его таким же карикатурным персонажем, как и прочие, а принципиальный монолог сократил.
Но и Терсит в качестве основного действующего лица не подошел, персонаж эпизодический, слишком мало места занимает он в пьесе.

Старый сводник.

Главного героя для спектакля режиссер нашел не среди греков, а среди троянцев, не среди персонажей большой истории, а среди персонажей малой истории.
Как это часто бывает у Шекспира, драматурга избыточного, в «Троиле и Крессиде» два параллельных сюжета. В гомеровский военный сюжет вплетен сюжет любовный, история заглавных персонажей юного Троила и юной же Крессиды. А двигателем любовной интриги является некто третий, взрослый (также излюбленный шекспировский прием, можно вспомнить герцога в «Много шума» или монаха в «Ромео и Джульетте»). В данном случае это Пандар, дядя Кресиды. Он здесь играет роль сводника, но мотивы его сводничества совершенно непонятны. В пьесе об этом ничего нет говорится, что дало право режиссеру трактовать сводничество Пандара в чрезвычайно расширительном и символическом смысле. Режиссер отдал Пандару вступительный монолог пьесы – слова Пролога, таким образом Пандар стал лицом от автора, именно он свел вместе всех этих героев. Можно и больше сказать, он свел вместе актеров и зрителей. Для чего? Чтобы разыграть перед нами человеческую комедию.
Это был ответ на макроуровне, но надо было дать ответ и на микроуровне, на уровне сюжета. Все-таки зачем Пандар сводит Троила и Кресиду? Если он демиург, то уже знает заранее - влюбленные обречены на разлуку. Тогда в его действиях просматривается некий садистический смысл. Пандар наслаждается властью над персонажами : сначала распалил страсть юных героев, потом разлучил их, а потом показал Троилу и Крессиде как недолговечна их любовь и чего стоят клятвы.
Пандар разыгрывает пьесу на доске сцены словно шахматную партию, белые фигуры – греки, черные фигуры - троянцы. Сам он выходит попеременно то в белом то в черном костюме и играет «против всех».
Чем дальше тем больше представление разыгранное Пандаром напоминает представление Воланда. В финале человеческой комедии он рассекает сцену с черным псом на поводке (бывший слуга Кресссиды) и обращается к московской публике с мрачным пророчеством.

Браво, вахтанговцы!

Режиссер поставил перед актерами очень непростые театральные задачи, театральная игра протекает здесь по очень необычным, эксклюзивным правилам, обычные прямолинейно-героические и или прямолинейно-комические приемы здесь не прокатят.
И успех спектакля это прежде всего успех труппы, успех ансамбля (в программке 22 действующих лица). Актеры, пусть не без проблем и срывов, все-таки выдерживают предложенный стиль.

Отдельной строкой надо отметить прежде всего Владимира Симонова - Пандара. Он здесь Хозяин и ведет себя соответственно, он владеет залом.

Затем исполнителей заглавных ролей Леонида Бичевина - Троила и Евгению Крегжде – Крессиду. Перед этой парой стояла совершенно отдельная задача. Троил и Кресида не герои большой истории поэтому в качестве обьекта для карикатуры совершенно не годятся, актеры должны были разыграть настоящую любовную драму не карикатурно (это выбило бы почву из под замысла Пандара, лишило бы его удовольствия), но и играть всерьез в подобном спектакле нельзя, комический эффект должен сам собой извлекаться из их молодости-наивности-пылкости, тут надо было пройти по лезвию – и получилось!

Ну и конечно карикатуры. Целая галерея. Смотреть спектакль интересно еще и потому, что перед зрителем проходят один за одним знакомые с детства:

- Прекрасная Елена (Аронова), фото Прекрасной Елены (вид сзади) изображено на программке, советую не жалеть 50 рублей и обязательно ее купить. Ну а вид спереди демонстрирует уже сама Аронова в смысловой и зрелищной кульминации первого действия.

- нежные друзья Ахилл (Добронравов) и Патрокл (Епишев).

- вожди Агамемнон (Меньщиков) - небритый пахан и Улисс (Макаров) – длинноволосый и самовлюбленный умник.

- Аякс (Косырев) – самый колоритный из героев, младенец-сумоист.

И самая артхаусная карикатура - Терсит (Красков).

Тут уместно будет сказать браво художнику Табакову. Это он одел и героев и сцену. Он сконструировал и «движущую силу истории» – огромный стержень, который раскачивается над сценой во всех направлениях. Карандаш, таран, которым автор вскрывает изнанку героического мифа, фаллический символ и символ животного начала (Терсит его доит как корову.

Иллюстрации:

1. Ромео и Джульетта

Бичевин Крегжде
Троил Крессида


2. Белые фигуры и черные фигуры

Греки Троянцы
Греки - бандиты цивилизованные Троянцы - бандиты конкретные


3. Галерея

Симонов Косырев Епишев
”Хозяин” Пандар ”Сумоист” Аякс ”Нежный друг” Патрокл
Tags: Туминас, театр
Subscribe

  • 51 минута вечности

    * «НЕ ГОРЮЙ», Ю.Погребничко, ОКОЛО, Москва, 2021г. (9) Продолжительность 51 минута. И точка. Ни минутой больше, ни минутой меньше. И не надо. Всё…

  • Живой и мёртвые

    . «МЕРТВЫЕ ДУШИ», Р.Матюнин, ВШСИ, Актерско-режиссерский курс О.Тополянского и К.Гинкаса, Москва, 2019г. (9) Живой, теплокровный, «малиновый»…

  • В течении часа и больше никогда

    * «СЕРЁЖА ОЧЕНЬ ТУПОЙ», В.Жуков, ВШСИ, Мастерская К.Райкина, Москва, 2021г. (8) Это был мой первый спектакль по этой пьесе Дмитрия Данилова…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments