Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote,
Лев Семёркин
lev_semerkin

Categories:

Ты – моя мелодия

*
"ВАРШАВСКАЯ МЕЛОДИЯ", Л.Додин, МАЛЫЙ ДРАМАТИЧЕСКИЙ ТЕАТР, Санкт-Петербург, 2007г. (8)

Режиссер мастерски переключает регистр прямо по ходу спектакля.
В начале все идет через актеров, первая часть сыграна на молодой органике и обаянии. Сомнения, смогут ли двое вчерашних студентов удержать внимание тысячного зала Малого театра, сразу рассеялись, зал с первых же реплик включился, опытный зритель это «кожей ощущает».
Потом, когда сюжет становится схематичен и по большому счету банален (встреча 10 лет спустя, встреча 20 лет спустя), а от студентов трудно ожидать полноценного перевоплощения в другой возраст, на первый план выходит сценография.

...надцать лет спустя


«Варшавская мелодия» Зорина - одна из самых популярных советских пьес, она обладает множеством достоинств. Классическая структура (пьеса о любви для двух актеров); сопряженность частной истории с движением Большой Истории; яркие и контрастные мужской и женский образы, да еще и с развитием; насыщенный событиями сюжетный план (история любви) и экзистенциальное второе дно (судьба человека).

Но есть там пара моментов, делающих пьесу более «популярной», чем «классической».

Время действия разделено на три отрезка: 1946-7, 1956, 1966 (для первых постановок пьесы последний отрезок означал – «в наши дни», сейчас всё это – ретро, три слоя археологических раскопок).
Первая часть, собственно история любви с несчастливым финалом, написана превосходно, свежо, остроумно, она составляет драматическое ядро.
Две оставшихся части – послесловие (прошло 10 лет) и после-послесловие (прошло 20 лет) - схематичны и по большому счету банальны. А ведь у Зорина есть еще и третье послесловие (прошло 50 лет) - пьеса «Перекресток» («Варшавская мелодия-98»), она было поставлена в театре им.Ермоловой и там драматическое напряжение совсем спадает.

Вот, кстати, чем мне не нравится любимый многими фильм Вонг Карвая «Любовное настроение» - таким же банальным литературным финалом («и вот они снова встретились много лет спустя») уж очень такие финалы похожи друг на друга и давно превратились в драматургический штамп.

В спектакле МДТ режиссер мастерски подчеркнул достоинства пьесы и постарался максимально скрыть ее недостатки.
Первая часть сыграна молодыми актерами, вчерашними студентами, живо, душевно, трогательно - так как могут и должны играть студенты.
И режиссура здесь не только «педагогическая», здесь не «режиссура умирающая в актерах», первая часть именно «поставлена».
Во-первых, история любви сразу взята в скобки, как «воспоминание» (герой появляется из зала – дяденька в очках, в зимнем пальто и в шапке, и только потом он молодеет, превращается в самого себя 20 лет назад).
А, во-вторых, сцены сыграны именно как воспоминания, эпизоды не отделены друг от друга, а наплывают друг на друга, без разрывов во времени/месте.

При постановке следующих частей театральный интерес подогревается тем, что актерам дана возможность сыграть возраст, но в этот раз не сработало. Актеры доигрывают. Она не очень убедительна в роли «звезды», харизмы не хватает. А он уже сыграл все "возрастные изменения" во время первого выхода и теперь разжевывает, решает задачу с уже известным ответом.
И вот здесь режиссер выводит на первый план сценографию. Некоторое проседание актерского дуэта он компенсирует более напряженным метафорическим планом.

Плывут облака, похожие на рояль ноты


Сценография в спектакле - содержательная, образная, живая, динамическая. И ведь сделана буквально из ничего, вертикальные пюпитры с нотами и пять горизонтальных труб – нотных линеек.
Картинка и в начале спектакля хороша – «белое на белом» (белые листки нот на фоне белой материи задника). Прекрасный фон для истории любви, которая началась в консерватории и развивается, как мелодия (от Шопена лирического до Шопена драматического). Мелодия – ключевое слово в названии, спектакль поставлен как мелодия. В начале мелодия из чисто сыгранных нот возникает в актерском дуэте. Потом в роли мелодии – сценическое пространство, декорация.
Чем дальше, тем больше, фон начинает двигаться, играть, звучать. Нотный стан поднимается в небо. На нотной линейке поднимается под колосники (уезжает в Польшу) героиня. На нотной линейке как на качелях качаются влюбленные. Активная, динамическая сценография – фирменная, сильная сторона додинских спектаклей (от «Дома» и «Братьев и сестер» до «Чевенгура»).
Идея этой декорации принадлежит Давиду Боровскому, что отсылает к облакам-подушкам из самого лирического спектакля театра на Таганке «Надежды маленький оркестрик». В кульминационный момент начинает двигаться и белое полотнище задника, сбрасывая реквизит (так сползала с белого листа одежда утопленников в «Чевенгуре» ) – простая и прозрачная метафора исторического потока.

Закрытый перелом


Первая часть спектакля была мне особенна интересна, потому что время действия, 1946-1947 год, особая переломная точка в истории. В отличии от всем известного великого перелома 1929-1930 годов, этот перелом был неявный, закрытый, что представляет большую загадку. И в пьесе и в спектакле закрытый перелом показан. Победное настроение, новая геополитическая реальность – польская студентка учится в московской консерватории, и роковой для частной истории любви указ о запрете браков с иностранцами. Государство - внешняя сила, которая сначала свела героев, сделала возможной их встречу, а затем развела, переломила их судьбу. Злополучный указ мне представляется событием знаковым и для Большой истории, как одно из свидетельств закрытого перелома в государстве, как явный признак слабины, трусости, нечто противоестественное (ведь это так естественно, что победители берут в жены иностранок).
Был момент исторической развилки, какое-то время страна колебалась перед выбором, был набран достаточный потенциал для рывка, для того чтобы выскочить из исторической колеи заданной гражданской войной, закрыть гражданскую войну, перечеркнуть ее войной Отечественной. Но сорвалось, сломалось, осталось в накатанной колее.
Малодушие государства победителя каким то образом рифмуется с мужской недостаточностью героя, ведь имя у него говорящее – Виктор, победитель.
В первый раз любовная история прервалась, потому что Большая История сделала крутой разворот, земля ушла из-под ног, они не устояли. Героев не в чем упрекнуть, они старались, но против лома нет приема. И видимо за то старание им дан был второй шанс. Через 10 лет, когда внешние препятствия уже не были непреодолимы. Но герой не воспользовался этим шансом, теперь смелости не хватило, закрытый перелом дал о себе знать (вот у Высоцкого не было этого «закрытого перелома», его история доказывает реальную возможность другого пути).
Когда же появился третий шанс, внешних препятствий совсем не осталось, но не осталось и желания. Возможности есть, а жить не хочется (как говорил старик Кант «когда мне нужна была женщина, у меня не было на нее денег, а когда появились деньги, мне она была уже не нужна» :).
В судьбе героя есть рифма с судьбой страны, закрытый перелом 1946 года так и не был изжит, он проявился постепенно, через много лет, когда у страны постепенно исчезло желание жить и инстинкт самосохранения.

Таким образом, спектакль Додина - прекрасное дополнение к "полному курсу истории СССР в 30 спектаклях", глава 4 в точности соответствует хронологическим рамкам пьесы - 1946-1966.

Студент калинарного техникума


И еще один момент меня смущает в пьесе - элитарность, «необыкновенная история произошедшая с необыкновенными людьми». Герои не из простых, профессии самые экзотические и социальный статус генеральский. Прямо-таки история любви для глянцевого журнала (из серии Мерилин Монро и Ди Маджо, Эдит Пиаф и Марсель Сердан).
Знаменитая певица и доктор винодельческих наук, выглядит еще более экзотично, чем стюардесса и физик в «104 страницы про любовь» Радзинского.
Винодел – это к тому же и не по-мужски («сочинитель букетов», почти парфюмер :), другое дело, если бы герой был из Молдавии или Грузии, а Россия не винодельческая страна.
То, что героиня становится знаменита (афиши, гастроли) усиливает драматический эффект (мало того, что полячка, так еще и звезда, абсолютная «женщина мечты»). А вот гламурная профессия героя лишь ослабляет драматическое напряжение, уменьшает дистанцию между полюсами.
Только с точки зрения гламурности так драматично выглядит ссылка в Краснодар (вот так облом, могла быть Варшава, Европа, а тут какой-то почти Крыжополь, полная Азия :), и его заминка в ответ на ее вопрос о профессии жены (неужели скажет – «она работает старшим экономистом в СМУ номер девять»).
Если послесловия это драматургическая банальность, то элитарность можно считать своего рода драматургическим допингом - в этом случае легче ответить на вопрос о персонаже «кто он?», да и драматургу проще писать про «свой круг». Драматурги первого ряда умели обходиться без подобных приманок (мы ведь не знаем, стал ли Шервинский знаменитым певцом, а Лариосик - академиком, а может они сгинули в ЧК или умерли от тифа, или стали ординарными советскими людьми).

Очень хорошо, что в спектакле МДТ не поддались искушению сыграть на гламурности персонажей и не стали делать акцент на виноделии. Герой совсем не похож на студента калинарного техникума. По большому счету совершенно не важно где учится Виктор - в пищевом институте, в химико-технологическом или в институте стали и сплавов. Оба героя выглядят здесь проще и натуральнее, без глянца. Ведь и она не «гордая полячка», польский шарм наличествует, но в ней намного больше простоты и естественности, женской слабости, чем гонора. Уршула Малка – полячка природная, однако совершенно не заметно, что ей приходится переводить, а акцент у нее – точно в меру (может быть к актрисе тоже относятся слова, сказанные Гелене ее отцом – учи русский, пригодится).
Данила Козловский очень убедителен и в роли молодого офицера-фронтовика 1946 года (между прочим, актёр закончил Кронштадский Морской кадетский корпус – и это видно), и в роли дядьки в очках 1966 года (а вот это надо было «сыграть», тут реквизит очень помог - шапка-пирожок, каракулевый воротник).

Имея на курсе двух таких студентов – полячку и выпускника кадетского корпуса, нельзя не поставить «Варшавскую мелодию».
Tags: Додин, Польша, театр
Subscribe

  • Чик Кориа (1941-2021)

    . Его частная жизнь была предельно закрытой, непубличной. Его уход - завершение частной жизни, об этом сообщили только через два дня на странице в…

  • Страсти малой формы

    . «СТРАСТИ ПО ИОАННУ», Э.Пэррот, Taverner Choir, Consort & Players, Англия. 25.09.2018г. (8) Протестировал новый концертный зал Зарядье. Здание…

  • Музыка для театра (и кино)

    * Сегодня Роберту Планту исполнилось 70. Вспомнил знаменитые театральные спектакли, в которых звучит его голос. «Обратная сторона Луны» (Робер…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments

  • Чик Кориа (1941-2021)

    . Его частная жизнь была предельно закрытой, непубличной. Его уход - завершение частной жизни, об этом сообщили только через два дня на странице в…

  • Страсти малой формы

    . «СТРАСТИ ПО ИОАННУ», Э.Пэррот, Taverner Choir, Consort & Players, Англия. 25.09.2018г. (8) Протестировал новый концертный зал Зарядье. Здание…

  • Музыка для театра (и кино)

    * Сегодня Роберту Планту исполнилось 70. Вспомнил знаменитые театральные спектакли, в которых звучит его голос. «Обратная сторона Луны» (Робер…