Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote,
Лев Семёркин
lev_semerkin

Categories:

Играем Фассбиндера

*
"ЗАМУЖЕСТВО МАРИИ БРАУН", Т.Остермайер, КАММЕРШПИЛЕ, Мюнхен, 2007г. (7)

Это не театральное сочинение, а театральное изложение. Игра в историю, а не «история замужества» непосредственно.
Как игра - спектакль очень хорош, но, поскольку события не "происходят с персонажами", а "разыгрываются актерами", происходящее не цепляет. К тому же игровая схема выглядит более однозначной, чем непрерывное живое действие "из мяса и костей".

Одна актриса (Бригитта Хобмайер) и четверо актеров собрались в павильоне, чтобы разыграть известный фильм Фассбиндера «Замужество Марии Браун» и тем самым разыграть кусок истории своей страны, главу из истории Германии. Они смотрят хронику, настраиваются, примеряют парики, костюмы, роли. Все кроме главной актрисы играют по несколько ролей (мужских и женских), переодеваясь прямо на глазах зрителей, даже не столько играют, сколько намечают слегка или шаржируют – прием оправдан, так как позволяет выделить главную роль, сыгранную всерьез, «в красках», окружив ее карандашными эскизами.

Театральный прием бесстыдно обнажен, «игра» даже и не притворяется «действием». Спектакль скользит пунктиром по сюжету фильма. Следуя по канве точно, сцена за сценой, многочисленными мелкими деталями спектакль постоянно напоминает о первоисточнике, что еще сильнее подчеркивает несходство в главном. Фильм был сделан в безыскусной классической повествовательной манере, без выпирающих режиссерских трюков, а спектакль под завязку нагружен приемами, разрушающими иллюзию всамделишности – кинопроекция, видеопроекция (любимый прием Жолдака - сцены снимают на ручную камеру и тут же изображение в реальном времени транслируется на экран). Гиперрежиссерский новый европейский театр, когда-то поражал воображение новизной, смелым смешением времен, театра и кино, актеров и персонажей. Теперь такая манера выглядит уже традиционной, а ретро-обстановка 60-х годов прошлого века просто штампом. Кресла, журнальные столики, многорожковые люстры – видено не один раз, совсем недавно в венгерском «Иванове», а раньше у Марталера, у Серебренникова, у Херманиса. Вот только у предшественников узнаваемая предметная среда указывала на время действия, а здесь так и осталось непонятным, зачем понадобилось режиссеру к двум временам (сегодняшние актеры разыгрывают события 1945-1954 годов) добавлять третье, промежуточную точку на временном отрезке посередине между сегодня и вчера.

Хронологические рамки истории, показанной в спектакле, шире, чем в фильме. Точка выхода совпадает (финал ЧМ по футболу Венгрия-Германия). Точка входа - нет.
Фильм строго следует названию, начинается тогда, когда начинается замужество (со сцены бракосочетания под бомбежками). А в спектакле показана еще и предыстория замужества – документальные кадры немецких девочек, девушек и женщин 30-х годов и письма (Марии Браун Гитлеру). Здесь Остермайер дописывает Фассбиндера, открывает скобки, договаривает. То же он делает в финале, у Томаса он больше похож на самоубийство, у Райнера-Вернера – «Роковая случайность» (от слова "Рок" с большой буквы).

Материальная девушка

Актрисе преднамеренно придано сходство с Ханной Шигулой, игравшей в фильме, но выглядит она попроще (и здесь Остермайер выпрямил первоисточник). В фильме Мария Браун была более «обыкновенной» и более «загадочной», а в спектакле она больше похожа на материальную девушку material girl (певицу Мадонну). Это сходство выводит на первый план совсем другую тему - превращение «идеальной девушки», писавшей письма фюреру, в «материальную девушку», бизнесвумен, которая однако не рассталась с идеальным. Идеальные чувства – долг, любовь постепенно превратились в фетиш, омертвели. Вслед за этим и героине оставалось только умереть.
Tags: театр
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments