Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote,
Лев Семёркин
lev_semerkin

Categories:

Любовь – кровь.

.
«КАРМЕН», М.Кушей, ОПЕРА на УНТЕР ДЕН ЛИНДЕН, Германия, 2006г. (9)

Рифма «любовь-кровь», одна из главных в опере, материализована в виде красного шарфика, падающего на сцену под звуки увертюры. С этим шарфиком на плечах Кармен выходит на сцену, этим шарфиком ей связывают руки при аресте. Этим же шарфиком завязывают Хозе глаза перед расстрелом.

1-ый акт. Хозе. Щель.

Композиция спектакля Кушея повторяет балетную постановку Матса Эка. Всё начинается с конца и этот конец – сцена расстрела Хозе.
С другой стороны начало первого акта можно понять и как сон Хозе, тревожные образы, предчувствия (страх, влечение, подчинение, смерть, безумие – начальник, мать, женщины, убитые солдаты).
Декорация устроена также, как в «Леди Макбет Мценского уезда» Кушея – коробка в коробке. Только в этот раз внутренняя коробка с узкой щелью на крыше асимметрично поставлена на поворотный круг, так что один угол почти не возвышается над сценой, а противоположный поднимается метра на три. При одном угле поворота к зрителям обращена наклонная крышка – сцена на сцене, из прорези в крышке выходят на сцену персонажи. При другом угле поворота зрители видят, что находится внутри коробки – она под завязку заполнена полураздетыми женщинами (вот кто населяет подсознание Хозе).
Когда поет хор мальчиков (за сценой) на крыше появляются и медленно уходят убитые солдаты – в белых гимнастерках и с выбеленными лицами.
Главный герой первого акта - Хозе, действие перенесено его внутренний мир – сложный, нецельный, раздираемый на части противоположными импульсами, влечениями, страхами. Очень сложная актерская задача сыграть и спеть такое напряженное состояние сознания. Роберто Виллазон справился блестяще. Остальные персонажи первого акта простые и цельные – мы видим их со стороны, его глазами.
Постепенно сквозь пелену сна проступает сюжетная канва – появляется Кармен. В первой сцене кажется, что исполнительнице (Марине Домашенко) не хватает харизмы, режиссер прилагает массу усилий, чтобы подать ее как героиню, обставить выход – она появляется одна на крыше, блондинка, одета в черное платье (остальные персонажи находятся внизу, одеты в белое), ее подсвечивает прожектор. Видимо Хозе не разглядел ее с первого раза, но уже со следующей сцены она поет свободнее, голос звучит сильнее, Кармен все больше выделяется на фоне женского хора и в сравнении с Микаэлой – благопристойной брюнеткой с гладкой прической (именно Микаэлу Хозе видит во сне в образе своей матери). Хозе оказывается в ситуации выбора (подчинение или свобода, Микаэла или Кармен).

2-ой акт. Кармен. Башня.

Во втором действии меняется центральный герой, меняется место действия и буквально и метафорически, меняется центральный ключевой обьект сценографии, вместо коробочки с щелью – водонапорная башня торчит ровно посередине сцены.
В окрестностях башни расслабляются солдаты и контрабандисты, а также Кармен с подружками. Точка зрения зрителей перемещается на сторону Кармен, мы видим происходящий «бардак» ее глазами. Она тоже оказывается в ситуации выбора, когда на сцене появляется Эскамильо – появление нового героя поставлено режиссером и сыграно Александром Виноградовым блестяще. Молодой, спокойный, аккуратно подстриженный брюнет в черном с иголочки костюме поет сильным твердым баритоном. Он выходит в компанию пьяных, грязных, полураздетых «отбросов общества», брезгливо смотрит на них, отхлебывает из поданой бутылки и брезгливо сплевывает, что за дрянь вы тут пьете.
Таким образом на горизонте у Кармен трое мужчин – офицер, солдат, тореадор; бас, тенор,баритон. Первая схватка баса с тенором заканчивается победой тенора и Кармен уходит с ним. А баритон продолжает маячить на горизонте.

3-ий акт. Лабиринт.

Вступление к третьему акту – романтическая природная идиллия – звучит при закрытом занавесе. Когда занавес поднимается, на сцене совсем другая обстановка – каменные джунгли. И никаких гор-лесов-природы-свободы. Высокие бетонные стены, полутемные проходы – подземелье или городские окраины.
В бетонном мешке тяжелые предчувствия одолевают Кармен, массовка во второй раз превращается в хор живых мертвецов с белыми лицами. Появляются Эскамильо и Микаэла. Хозе охватывает ревность, он сразу вступает во вторую схватку, на этот раз с Эскамильо, Кармен разнимает соперников, но последний выстрел остается за Хозе. И он промахивается, попадает в Микаэлу.

Кармен выбирает Эскамильо, Хозе повреждается рассудком, склоняется над телом умирающей Микаэлы, потом безумным взором обводит зал. Оркестр под управлением Даниеля Баренбойма, начавший третий акт так прелестно - романтично, в финале нагоняет такую жуть, что Бизе звучит почти как Рихард Штраус.

4-ый акт. Кровь на песке.

Последний акт поставлен наиболее изощренно. Действие окончательно возвращается из реальности в бредовое сознание героев. Сцена пуста и посыпана песком, на песок падает тот самый красный шарфик, выходит массовка, совершает броуновское хаотичное движение, пытается шарфик затоптать. Хозе в отдалении сидит на песочке, как ребенок в песочнице, Кармен на грани нервного срыва, приговорена своими предчувствиями, массовка в третий раз преображается в живых мертвецов – белые одежды, белые лица, а Кармен в черном («белая ворона» в негативном изображении). Из-за кулис выносят окровавленного тореадора. Хозе раскрывает нож. Все кончено.
Выходят солдаты, Хозе завязывают глаза красным шарфиком, он срывает повязку – в точности повторяется вещий сон из первого действия.

Мартин Кушей пустил кровь по максимуму. В общем, «все погибли». Микаэлу застрелили случайно, Эскамильо погиб на арене, Кармен зарезали, Хозе расстреляли.
Tags: театр
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments