Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote,
Лев Семёркин
lev_semerkin

Category:

Красное на белом.

.
«МИЛОСЕРДИЕ ТИТА», У. и К. Херрманн, ПАРИЖСКАЯ ОПЕРА, 2005г. (5)

Обстановка стерильная, почти как в операционной, один из режиссеров является также автором сценографии и его работа вполне отвечает европейскому уровню. Но спектакль это же не только декорация.

Декорация, как это сейчас принято, представляет собой коробочку. Зеркальные, полированные мраморные стены, белый потолок, белый пол. В стенах двери, за ними есть дополнительные элементы декорации, вносящие разнообразие в скудный видеоряд большого почти пустого прямоугольника. Там же, с внешней стороны коробочки – в дверях или за стенами располагается хор.
А на сцене – шесть персонажей в поисках … не совсем понятно чего. Пространственное решение есть, а режиссура невразумительна.
Впрочем, сюжет оперы тоже достаточно невнятен, к тому же две мужские роли исполняют певицы, что делает любовные страсти еще более абстрактными, отвлеченными от плотского.
На самом деле, все это не является непреодолимы недостатком при постановке оперы. Во-первых, остается музыка, в ней слышно то, чего может быть не видно глазами. А во-вторых, отвлеченный от правдоподобия сюжет может как раз развязать постановщику руки. Можно вложить свое содержание, нарастить мясо на условный скелет, как это сделал Мартин Кушей в зальцбурском «Милосердии Тита». А можно наоборот усилить условную театральную составляющую, перевести всё действие в мир отвлеченных рафинированных высоких чувств, что видимо и пытались сделать здесь, но остановились на полпути.
Декорация - отвлеченная предметная среда, белый лист для рисования символов. Когда на чистый белый пол падают красные лепестки цветов из букета, или когда на полу оказываются ломтики арбуза, возникает внятное визуальное предчувствие грядущих кровавых событий. Этот ярко красный цветовой акцент, да еще изящный кинжал, который герои передают из рук в руки – пожалуй, единственные театральные впечатления скучноватого начала спектакля.
Но вот в финале первого действия, в сцене мятежа, сценическое пространство расширяется за пределы коробочки, включается по полной – горит императорский дворец, на сцене затемнение и в распахнутые двери видна горящая беломраморная статуя. В этой самой эмоционально насыщенная сцене спектакля начинается настоящий оперный театр – невидимый хор сурово поет за сценой, темные силуэты героев проходят в полутьме, наконец сверху начинает валить хлопьями черный снег-пепел.

Во втором действии возвращается скучноватый невыразительный минимализм. Стоят и поют – это полбеды. Они еще и играют – чересчур конкретно. Две пары (все четверо - женщины, две в штанах, две в юбках) старательно поедают друг друга глазами, изображая чуйства, но что-то не верится. И чем больше стараются, тем меньше верится. Может быть стоило играть более отвлеченно, увеличить до предела зазор между персонажами и актерами. Не такая уж неразрешимая режиссерская задача, найти способ подачи условного сюжета не играя, а лишь намечая.

Брутальный сюжет, борьба за власть, мятежи и казни – не более чем фон. За политическим соперничеством скрывается всего лишь соперничество любовное. «Шерше ля фам», женская ревность Виттелии – движущая сила истории. Оттого и император милосерден, изменника-мятежника он бы ни за что не простил, а влюбленного Секста прощает (входит в его положение, сам тоже влюблен в Виттелию).
Но и любовный сюжет выглядит в спектакле отвлеченно-абстрактно, потому что половые различия почти отсутствуют.

В четверке молодых героев наиболее убедительно выглядит Сервилия (Екатенина Сурина) – фактурная простушка, почти Бурлакова Фрося, но голос у нее звучал похуже чем у остальных.

Виттелия (Кэтрин Наглестад) не очень то женственна (и актриса так выглядит, и по сюжету Виттелия ведет мужскую политическую борьбу в качестве главной заговорщицы).

Секст (Сюзан Грэм) – не очень то мужественен, несмотря на подклеенные бакенбарды.

Анний (Ханна Минутилло) молод, свеж, кудряв, но запоминается только гламурной прической.

В этой части сюжета - сплошной средний пол.

На его фоне предпочтительнее смотрятся двое натуральных мужчин. Император (тенор Кристоф Прегарден, физиономия очень подходящая, типично древнеримская – вот эта роль удалась вполне) и начальник стражи (не очень нужный по сюжету, но совершенно необходимый для вокальных ансамблей бас Ролан Брахт).
Tags: театр
Subscribe

  • 51 минута вечности

    * «НЕ ГОРЮЙ», Ю.Погребничко, ОКОЛО, Москва, 2021г. (9) Продолжительность 51 минута. И точка. Ни минутой больше, ни минутой меньше. И не надо. Всё…

  • Живой и мёртвые

    . «МЕРТВЫЕ ДУШИ», Р.Матюнин, ВШСИ, Актерско-режиссерский курс О.Тополянского и К.Гинкаса, Москва, 2019г. (9) Живой, теплокровный, «малиновый»…

  • В течении часа и больше никогда

    * «СЕРЁЖА ОЧЕНЬ ТУПОЙ», В.Жуков, ВШСИ, Мастерская К.Райкина, Москва, 2021г. (8) Это был мой первый спектакль по этой пьесе Дмитрия Данилова…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments