Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote,
Лев Семёркин
lev_semerkin

Category:

«Гамлет» глазами читателей (продолжение N1)

*
Мениппейное чтение.

Версия Баркова (с работой можно ознакомиться здесь http://ham.kiev.ua/barkov/index.html#d1 ) строится на переопределении жанра сочинения, по его мнению «Гамлет» это не трагедия, а мениппея. Термин идет от Бахтина и относится к сатирическим произведениям с двойным дном, где происходит передача текста от автора – персонажу. То, что написано прямым текстом, следует читать наоборот, как пародию, или как вставной текст, созданный одним из персонажей с целью провести читателя, а нестыковки проявляют истинное лицо обманщика.

Барков расшифровывает подлинную структуру пьесы, используя всем известное расслоение текста «Гамлета» на две части – прозаическую и поэтическую. Но результат оказывается настолько многосложным, что по-моему не лезет ни в какие ворота. Принцы Гамлеты удваиваются (а то и утраиваются), а короли наоборот сливаются (Клавдий и король Гамлет – одно лицо). Горацио оказывает врагом и соперником Гамлета, тем самым обманщиком, автором вложенной пьесы, призванной опорочить принца. Цель Шекспира (автора полной пьесы) – обратная, разоблачить обманщика Горацио, поймать его на противоречиях.

Взамен общеупотребительной версии событий пьесы (пусть и противоречивой в некоторых второстепенных местах) предлагается многослойная конструкция, очень далекая от общепринятой и основанная на совершенно произвольных посылках. Например, Клавдий обращается к норвежскому королю «Брат» – следовательно они братья по жизни. Из слов Гамлета «солнце плодит червей в дохлом псе» следует, что Офелия беременна от короля.

Но это еще не всё, подлинным сюжетом пьесы, скрытой фабулой является история самого Шекспира, вернее того, кто скрывается под псевдонимом – Кристофера Марло.

Ну и на закуску сам Марло оказывается вовсе не Марло, а внебрачный сын королевы Елизаветы.

По-моему, версии о непременно королевском происхождении Шекспира это зеркальное отражение так любимой в СССР стратфордианской версии о его «простом» происхождении (он из наших, из народа, почти что «из рабочего класса» – отец–перчаточник, в университетах не обучался, а вона какие пьесы написал, заткнул за пояс всех высокообразованных аристократов).

Признание какого-либо произведения «мениппеей» (Барков это проделывает еще и с «Евгением Онегиным» и «Мастером и Маргаритой» – хороший выбор, на мелочи не разменивается :) полностью развязывает интерпретатору руки. Мениппея это такое волшебное слово, отпускающее разом все грехи, волшебная палочка – махнул и можно утверждать всё что угодно. Сказал мениппея и получил, как агент 007, лицензию на убийство любого оппонента, любого персонажа. Любое возражение, прямо опирающееся на авторский текст, будет отвергнуто на том основании, что автор на самом деле имел в виду нечто противоположное. Гамлет называет Горацио другом, на самом деле Горацио – враг Гамлета, а фраза про «друга» приписана Гамлету самим Горацио, чтобы обелить себя и замаскировать свою истинную роль.

Кого хотел обмануть Шекспир понятно – своих современников, а вот кому он посылал свой скрытый месседж?
Получается, что адресат Шекспира – сам Барков. Именно для него Шекспир наворачивал свою многослойную структуру.

Такая посмертная игра автора, выглядит издевательской пародией на игру, описанную Гилиловым и другими анти-стратфордианцами – Шекспир замаскировал себя, чтобы игра продолжалась вечно, но при этом сами тексты пьес Шекспира вовсе не нужно выворачивать наизнанку, их содержательный план остается в неприкосновенности, просто в дополнением к пьесам для театра автор сочинил еще одну – пьесу для жизни «Угадай, кто я», в нее человечество и играет 400 лет.
К тому же, обесценивая текст Шекспира, сводя трагедию к сатире, объявляя лучшие поэтические монологи всего лишь пародией, Барков обесценивает и саму игру. Загадки трагического поэта волнуют человечество, а кому интересны мотивы сатирика, устаревшего вместе с политическим контекстом.

Мне кажется, что понятие мениппеи следует отнести скорее не к писателям, а к читателям. Это читатель играет на понижение, читает высокие тексты карнавально, «мениппейно». Такая своеобразная установка, за которой может стоять не только желание геростратовой славы но и простой политический расчет. Самая показательная мениппея Баркова - пушкинская «Полтава», Барков жил в Киеве и считал эту поэму сатирой на Петра, пародией на пафосный имперский патриотизм, подлинным положительным героем которой оказывался Мазепа.

О сколько нам открытий чудных готовит перестройки дух!

Интересно прочитать таким глазами, скажем, эпопею Шпанова «Заговорщики» или поэму Маяковского «Владимир Ильич Ленин» - наверняка ведь и они окажутся мениппеями.
А еще более уместно вспомнить «мениппею в квадрате» знаменитую перестроечную мениппею Курехина «Ленин-гриб». Вот это подлинная мениппея (обьект сатиры Курехина - мениппейные читатели, типа Баркова).
Tags: Гамлет, литература, театр
Subscribe

  • Васисуалий Самгин

    . «ТОВАРИЩ КИСЛЯКОВ», А.Калинин, АЛЕКСАНДРИНСКИЙ ТЕАТР, СПб, 2020г. (6) Не буду оригинален, Иван Трус – грандиозный актер! Может всё - от острого…

  • Три шага в бреду

    . «ТРИПТИХ», Г.Карризо, Ф.Шартье, Peeping Tom, Бельгия, 2013-2021г. (10) Театральный сюрреализм, с каждым следующим шагом баланс смещается, все…

  • Два маленьких мальчика, которых нельзя повредить

    . «ТОЛСТАЯ ТЕТРАДЬ», Т.Тарасова, ТЕАТР им.МОССОВЕТА / ГИТИС, Мастерская Кудряшова, Москва, 2020г. (10) Пожалуй, лучший спектакль, что я видел в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments