Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote,
Лев Семёркин
lev_semerkin

Categories:

Чарли/малыш и мировая фабрика.

.
«ЧАРЛИ И ШОКОЛАДНАЯ ФАБРИКА», Т. Бёртон, США, 2005г. (9)

Отличный фильм для семейного просмотра. Экскурсия для детей и взрослых в мир капитализма.

Образы фильма – очень зрелищные (для глаз), очень нравоучительные (для души) и очень содержательные (для головы).
У фильма фантастический визуальный ряд.
Фильм держится корней (мораль у басни самая традиционная, никаких постмодернистских игр).
Фильм буквально нашпигован ссылками на мировую культуру – от классической до поп-культуры 21-го века. Наибольшее количество образов режиссер берет из кино ( для него это главное хранилище образов и смыслов).


Диккенс, Чаплин, Аллен, Кубрик.

В основе фильма – традиционная рождественская сказка про бедного мальчика и богатого Скруджа.
Сюжетообразующий принцип (путешествие в неведомый мир) также основан на фундаментальной традиции (от фольклорных путешествий группы героев, отпадающих по-одному, до путешествий Жюля Верна и классики кино -«Дилижанс» Форда).
Главный герой склеен из чаплинских образов по принципу «два в одном». В нем соединены черты двух героев из фильма «Малыш» – Чарли (простого, «маленького человека») и мальчика (естественного человека).
Дедушка Чарли – ироничный шарж на Вуди Алена.
Второй главный герой, современный Скрудж – Вилли Вонка срисован с «лучшего друга детей» Майкла Джексона (Джонни Депп продолжает играть свою тему - тему "одиночки", см. "Мертвец", “Сонная лощина”, “Эдвард руки-ножницы”).
Прекрасный новый мир (чудеса компьютерной графики и спецэффектов) - гламурная утопия, иронически отстраняется с помощью прямой ссылки на утопию Стенли Кубрика «2001. Космическая Одиссея».


Всё в шоколаде.

Генеральная метафора Бёртона : современный мир – шоколадная фабрика.
Современное общество отличается и от классического «диккенсовского» капитализма старых времен (19-го века) и от «чаплинского» капитализма новых времен (20-го века).
Общество «новейших времен» - фабрика по производству удовольствий. Капиталистическая суть остается - Фабрика враждебна человеку. Тот, кто следует нравственному закону, пойдет на дно (с гирями на ногах из двух дедушек и двух бабушек). Тот, кто пренебрежет, будет процветать, останется один на вершине.
Но внешний вид, оболочка современной фабрики совершенно другая – яркая, блестящая. Тот же горький шоколад в блестящей обертке.
Капитализм новейших времен это тот же капитализм плюс голливуд-бродвей-аквапарк-диснейленд-твшоу-попмузыка (коллективный образ феерически развернут на экране).

Структура фабрики – кастовая, это показано с помощью четкой схемы, как в лучших образцах киноутопий («Метрополис» Ланга).
Три касты: хозяева, рабсила из стран третьего мира (умпа-лумпы) и потребители "шоколада".
Сделано все для того, чтобы потребители играли в игру с удовольствием. Машина в которой крутится современный человек совсем не похожа на ту, в которую попал Чарли в «Новых временах» - нет грубых железных шестеренок фордовского конвейера. Машина новейших времен – сладкая, мягкая, «шоколадная», она максимально заточена под человека.
При этом, во-первых, машина все равно остается машиной (чем-то бесчеловечным).
А во-вторых, гламурная антиутопия Бёртона более опасна, чем механическая конвейерная антиутопия Чаплина, так как означает прямой регресс - остановку и смерть Одиссея, сладкий сон под пение сирен (очень символична история с индийским принцем в шоколадном дворце).

Бёртон точно показывает переход от массового обнищания 19-го века к массовому потреблению 21-го века и при этом помнит про альтернативу. Посередине дороги из «царства необходимости» в «царство удовольствия» была развилка. Человечество проскочило ее в начале 70-х годов прошлого века (см. об этом в спектакле Лепажа "Обратная сторона Луны"). Злая цитата из Кубрика (шоколадная плитка оказалась тем самым таинственным черным прямоугольником) сильна и многозначна. Вместо путешествия в неведомый мир, к звездам человечество опустило голову в корыто и занялось строительством шоколадного дворца.


Золотой билет для России.

А как же мы, спросит русский зритель. Для нас режиссер приготовил краткую, но чрезвычайно важную метафору, он о нас знает и зрит в самый корень.
В газетах появляется сообщение о том, что один из золотых билетов оказался в России, но следом идет опровержение – билет оказался фальшивым (русские умельцы его подделали).

Первый слой образа «фальшивого билета» – отлучение, ироническое наказание пиратской России от голивудцев, несущих по вине наших умельцев многомиллиардные убытки.

Но в этом небольшом эпизоде интуиция режиссера прокалывает действительность намного глубже. Это настоящее озарение - на шоколадной фабрике Бёртона нет места для России.

Мы ведь вполне совпадаем с западным миром (старым, новым, новейшим) в исходной точке - вечные общечеловеческие ценности (семья, моральный закон, христианство и т.п.)
Да и в утопической альтернативе Кубрика мы были вместе (недаром это закреплено в фильме «2001», буквально - русские на космической станции и более символично в саундтреке, где советский Хачатурян соседствует с Лигети и Штраусами).
Но вот в общество массового потребления Россия не вписывается.

Она не вписывается в «прекрасный новейший мир» ни в качестве потребителя, ни в качестве рабсилы.
Нет, шоколад Россия, конечно, любит. Она играет в общую игру, участвует в потребительской гонке с огромным удовольствием, но она не хочет потреблять по правилам, не хочет подчиняться общим законам, грубо говоря – не хочет платить. Россия хочет потреблять на халяву.
С другой стороны и в качестве рабсилы русские непригодны. Они слишком белые (слишком европейцы, слишком развращены многолетним исполнением ведущих партий в мировом концерте). И к тому же в России уже нет избытка населения, готового на любую работу. По сути, в России достаточно места, достаточно точек приложения сил и для вдвое бОльшего населения.

В этом смысле «золотой билет» (пропуск в общество массового потребления) для России оказался фальшивым. Или мы придумаем свою (НЕ-шоколадную) фабрику, или нас (России) не будет.
Tags: кино
Subscribe

  • Васисуалий Самгин

    . «ТОВАРИЩ КИСЛЯКОВ», А.Калинин, АЛЕКСАНДРИНСКИЙ ТЕАТР, СПб, 2020г. (6) Не буду оригинален, Иван Трус – грандиозный актер! Может всё - от острого…

  • Три шага в бреду

    . «ТРИПТИХ», Г.Карризо, Ф.Шартье, Peeping Tom, Бельгия, 2013-2021г. (10) Театральный сюрреализм, с каждым следующим шагом баланс смещается, все…

  • Два маленьких мальчика, которых нельзя повредить

    . «ТОЛСТАЯ ТЕТРАДЬ», Т.Тарасова, ТЕАТР им.МОССОВЕТА / ГИТИС, Мастерская Кудряшова, Москва, 2020г. (10) Пожалуй, лучший спектакль, что я видел в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments