Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote,
Лев Семёркин
lev_semerkin

Трудно быть богом.

.
«ЛОЭНГРИН», К.Хольтен, НОВАЯ ОПЕРА, 2008г. (9)

Музыкальный уровень оказался вполне удовлетворителен. А хор – просто хорош. И исполнители главных партий (Лоэнгрин – Вениамин Егоров и Эльза – Ольга Терентьева) в сладкозвучных местах звучали очень сладкозвучно, а в громких – громко (спасибо подзвучке?, хотя на большой громкости проявлялись и большие вокальные проблемы). Оркестр был эффектно усилен двумя группами труб, то и дело устраивавших перекличку из боковых лож над сценой. В музыке (дирижер Валерий Крицков) был драйв, яркость и совсем не было мерцающей таинственности. Но таинственности не было и в постановке, так что услышанное полностью соответствовало увиденному.

Режиссер Каспар Хольтен (худрук Датской Королевской Оперы) нетривиально решил вопрос – надо ли осовременивать классические оперы. Осовременивание проведено точечно. По версии режиссера Лоэнгрин появляется в средневековом Брабанте не сверху (из святого Грааля), а спереди - из будущего, то есть из нашей современности. В этом случае строгая иерархическая конструкция Вагнера рушится и возникает более понятная современному европейцу неопределенность, шаткость. Можно сказать, что режиссер смотрит на происходящие события глазами сомневающейся Эльзы. Фактически он выступает оппонентом Вагнера, утверждавшего веру выше знания, подвергает сомнению идеальное начало, включает современный политический контекст – можно ли верить харизме вождей, высоким целям и идеалам? Вера - слепа, знаний – нет, куда бедному обывателю податься?, - повисает неопределенность.
Итак, Лоэнгрин предстает перед средневековыми брабантцами (и перед зрителями) в облике современного молодого амбициозного политика-харизматика-карьериста. Для брабантцев – сверхьественное существо, а зрители его сразу узнают. Миловидный, длинноволосый в белом костюме с галстуком - внешность Дмитрия Маликова и повадки поп-звезды. Лоэнгрин действует по правилам современной публичной политики (начинает поход за голосами избирателей с пиар-акции в защиту прав человека заключенной Эльзы). В первом действии он выигрывает у Тельрамунда не на поединке (силой оружия), а цивилизованным, бескровным (неведомым средневековым рыцарям) демократическим способом – путем выборов. Немудрено, что Тельрамунд считает подобные политтехнологии колдовством. В третьем действии он уже не ведется на «демократические процедуры», нападает на пришельца с оружием в руках и … сразу получает пулю в живот. Лоэнгрин, подобно прогрессору Стругацких, имеет в запасе на крайний случай пистолет, применение современного огнестрельного оружия приводит соратников Тельрамунда буквально в ступор.

Заглавный образ оперы решен настолько эффектно и проведен так последовательно, что вызывает подлинный театральный восторг и аплодисменты (а также шиканье консервативных меломанов).
Чего стоит хотя бы первая сцена. Когда в музыке появляется лебедь, брабантцы смотрят в зрительный зал (все точно - пришелец появляется оттуда, из наших дней). Затем он оказывается среди них на сцене и попав в луч света (в центр всеобщего внимания), сразу тянется во внутренний карман пиджака и достает листок бумаги с речью. Потом этот листок окажется бумажным голубем лебедем.
Сцена с Эльзой в начале 3-го действия поставлена как киноапофеоз – на сцене большая белая кровать под коническим белым балдахином – декорация к голливудскому, болливудскому или советскому кино, но поведение героев вполне реалистическое. Эльза продолжает сомневаться, весь этот «голливуд», «пурпурная роза Каира» и «принц с экрана» так и не убеждают ее отдаться. И Лоэнгрин нервно закуривает, присев на краешек кровати – сорвалось!
Мужской шовинизм Вагнера политкорректно корректируется, благодаря переносу фокуса с Лоэнгрина на Эльзу, с подачи режиссера зрители входят в ее положение – бедной девушке не позавидуешь. Верить ли сладкоголосому соблазнителю, зовущему в светлое будущее, а вдруг лебедь окажется бумажным? Толпа верит – и в награду получает наместника, копию Лоэнгрина. Сам же прогрессор отправляется демократизировать другие планеты.

Художник, постоянный соратник Хольтена Штефан Аарфинг, сделал цветомузыкальную декорацию - лаконичную, но визуально очень эффектную. Монохромный задник (черный, желтый, красный), перед ним купол с большими прорезями разной формы ( в каждом действии новый). Сочетание цвета задника и цвета граней декорации (в контрастном боковом освещении) дает самую разнообразную картинку. «Тюрьма» легко превращается в «храм», цвет быстро меняется вслед за музыкой.
Tags: театр
Subscribe

  • Что им Гекуба?

    . «КЛЯТВЕННЫЕ ДЕВЫ», А.Золотовицкий, ЦДР, Москва, 2018г. (2) Не срослось. Первая проблема – материал. Похоже, что эта «гекуба» - история семьи…

  • Идеальный муж умер, да здравствует муж еще более идеальный!

    . «НА ВСЯКОГО МУДРЕЦА», К.Богомолов, ТЕАТР НАЦИЙ, Москва, 2021г. (9) Спектакль очевидным образом наследует «Идеальному мужу» (2013-2021), в…

  • Васисуалий Самгин

    . «ТОВАРИЩ КИСЛЯКОВ», А.Калинин, АЛЕКСАНДРИНСКИЙ ТЕАТР, СПб, 2020г. (6) Не буду оригинален, Иван Трус – грандиозный актер! Может всё - от острого…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments