Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote,
Лев Семёркин
lev_semerkin

Categories:

«ДОНКИЙ ХОТ», Д.Крымов, ШКОЛА ДРАМАТИЧЕСКОГО ИСКУССТВА, Москва, 2005г. (10)

.
Мастерская.

Важно уже то, что происходит перед началом, во время рассадки зрителей. Сначала зрители с билетами занимают свои места. И потом, пока рассаживают зрителей с входными, они могут наблюдать интересную картину.

Во-первых, можно рассмотреть зал. Прямоугольная комната, осветительные приборы, которые делают из обычной комнаты - театральную, на потолке фрагменты древности, но главное – пол. Деревянный пол в белых шрамах, доски, выщербленные каблуками, такой бывает только на учебных сценах, молодые каблуки оставляют очень сильные следы. Такой пол можно наблюдать в учебных аудиториях РАТИ или в школе-студии МХАТ, когда зрителей сажают прямо на сцене учебного театра, как это было в спектакле «Ты» (и, кстати, такой пол сразу напоминает школу).

А, во-вторых, прочувствовать рассадку зрителей как ритуал. Сажают на свободные места, на дополнительные стулья, потом на подушечки под ноги первого ряда, и так пока не рассадят всех, кто пришел – такой ритуал бывает тоже только в учебных театрах и студиях, например в театральных мастерских РАТИ.

Мастерская – вот ключевое слово. Потом, когда начнется, это станет очевидно, точнее говоря – «обонятельно», запах опилок, свежей краски. Мы находимся в мастерской, декорации здесь не устанавливают заранее, а рисуют, изготавливают на наших глазах. Возникает очень своеобразный вид искусства. Можно взять аналогию из изобразительного искусства – мы не на выставке готовых картин, предметов (обычный театр это выставка готовых спектаклей), а в мастерской художника, присутствуем при рождении картины, художник рисует ее на наших глазах, причем, поскольку это театральный художник, а театр существует только здесь и сейчас, нарисованная картина существует несколько минут и исчезает.

Для студентов сценографического факультета образ мастерской особенно значим, для них «сделать спектакль» означает буквально «сделать своими руками», изготовить из дерева, бумаги и красок, тряпок.
Изготовить великана, то есть нечто бОльшее чем они сами – мастеровые.
Изготовить нечто коллективное, артельное, бОльшее, чем каждый по отдельности.
Изготовить и поднять в воздух, чтобы «взлетело» (как говорил Эфрос). Чтобы из разорванных листов бумаги совместными усилиями возник образ «легкого нематериального тела», отделяющегося от материального тела, когда человек умирает, и взлетающего и парящего над сценой.
Изготовить и принести зрителям, как тряпочного великана в финале спектакля. А потом уйти самим, оставив зрителя наедине с великаном (горизонтальная линия лежащего трупа и пустая сцена, по которой только что ходил покачиваясь слишком вертикальный человек).

Фронтальная мизансцена после выхода с тряпочным великаном, это ведь ритуал рождения театра, можно вспомнить рождение Студии театрального искусства (шеренга актеров выходит к зрителям в финале «Мальчиков»), рождение Мастерской Фоменко (посиделки на лавочке в финале «Владимира 3-й степени»). А также "испорченную песню" в финале "На дне" театра на Таганке, где тоже была попытка рождения нового театра.
Режиссерские приемы Крымова плотно вписаны в московский театральный контекст, по-моему, и раздача очков происходит от раздачи носов в финале «Сирано» Мирзоева. А с другой стороны у Крымова есть и абсолютно уникальные режиссерские приемы, такие простые и непосредственные может придумать только играющий ребенок не нагруженный никаким лишним опытом, подражающий непосредственно реальности, а не чужим подражаниям (встал на колени – карлик, сел на плечи товарищу – великан).


Гулливер.

Зрителю предлагается игра в крайне поляризованный мир, состоящий только из великанов и карликов (сверх-человеков и недо-человеков, дальнозорких и близоруких). А «середины», нормальных людей среднего роста с нормальным зрением, на сцене нет. Фактически роль нормальных людей играют зрители. Зритель такого театра конечно не может ощущать себя «карликом» («карлики» не ходят в ШДИ). Но и «великаном», сверх-человеком зритель не может себя почувствовать по определению, великаны - там, по ту сторону рампы.
Однако зритель, как Гулливер, может примерить на себя и ту и другую роль. Он - карлик рядом с великанами и великан рядом с карликами.

В отличии от «Демона», здесь образы более универсальные, отвлеченные, общеевропейские (от Сервантеса до Эйфелевой башни), но когда во время очень трогательной сцены с Росинантом, звучит духовой оркестр, происходит замыкание с «Демоном», с нашей историей (на сцене действительно замыкают электрическую цепь и Донкий Хот оживает). Такую музыку, как «На сопках Манчжурии», могли сочинить только великаны. Страна великанов обрушилась из-за неестественно большого роста. И потом самый трагический образ – Хармс во время ленинградской блокады («к работе непригоден, к этапу пригоден»).
Tags: Крымов, театр
Subscribe

  • Медвежья ирония

    . «МЕДВЕДЬ», В.Панков, ЦДР, Москва, 2019г. (7) Сложено из трёх слоев по-медвежьи – грубо и крепко (не так как легкие стулья в доме у вдовушки…

  • Открыл Чеховский фестиваль

    . «ФОЛИЯ», М.Мерзуки, "Поль ан Сен", Франция, 2018г. (8) Постановщик нам известен (по спектаклю "Пиксель"), почерк узнаваем. Хип-хоп, как…

  • Бесплодье умственного тупика

    * «ГАМЛЕТ. КОЛЛАЖ», Р.Лепаж, ТЕАТР НАЦИЙ, Москва, 2013г. (10) Посмотрел трансляцию в кинотеатре. Первый раз смотрел со второго ряда бельэтажа…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments