Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote,
Лев Семёркин
lev_semerkin

Categories:

«ТРИЛОГИЯ ДРАКОНОВ», Р.Лепаж, “EX MACHINA”, Канада, 1985г. (9)

.
Спектакль-роман в четырех частях. Прослеживаются судьбы нескольких поколений героев в эпоху глобализации. Похоже на телесериалы, только не нынешние, а старые советские, вроде «Вечного зова». Сходство усиливается тем важным обстоятельством, что и советские авторы и Лепаж показывают, как в судьбах героев проявляется основное содержание эпохи. В частных, семейных историях проявляется общее, самые существенные черты нашего времени. Для советской идеологии основным содержанием современной эпохи было строительство социализма, а для Лепажа - глобализация. При этом отношение к «основному содержанию эпохи» прямо противоположное, в соцреализме – с наступлением социализма жизнь, проходя испытание революциями и войнами, становится лучше. Лепаж относится к глобализации скептически, хотя явного негативного акцента не делает, у него здесь скорее созерцательный «восточный» взгляд (есть сходство также с американской литературной традицией – Фолкнером и Уайльдером).

Сюжетный план спектакля – также сериально-повествовательный. Действие происходит в Квебеке в середине 30-х годов - первый дракон. В Торонто в середине 40-х и середине 50-х годов - две части второго дракона. И в Ванкувере «в наши дни» (то есть в середине 80-х годов прошлого века) – третий дракон.
А вот театральная форма совсем не похожа на «реализм» (ни советского ни голливудского ни латиноамериканского разлива). Режиссер предлагает последовательность театральных метафор, вытраивает ассоциативные ряды из образов. Таким образом, зрители могут следить и за ходом сюжета (за судьбами), и за ходом авторской мысли.
По аналогии с «социалистическим реализмом» метод Лепажа можно назвать «глобализационным метафоризмом».
Самая сильная метафора – военная, финал второго действия. Романтическая встреча героини с офицером на катке (точно из лирического военного кино - «Мост Ватерлоо» и т.п.) оборачивается обувной метафорой. Коньки – ботинки с лезвиями, противопоставляются мирной обуви и военные, катавшиеся на коньках по периметру сцены бросаются растаптывать обувные коробки и втаптывать туфли и ботинки в песок.

Сценическое пространство организовано также, как в недавней «Голой пионерке» Серебренникова - вытянутая площадка между двумя секторами, где сидят зрители. Площадка песчаная (песок - универсальная метафора). С одной стороны площадки - старомодный уличный фонарь, с другой - "будка дракона" (сторожа автостоянки, который никогда не спит). Над будкой - большой прямоугольный экран. Серебренников демонстрировал на экране кадры из фильма «Цирк», а Лепаж показывает нисходящую цепочку образов - от звездного неба в первом действии до табло аэропорта в четвертом (а между небом и табло - японские и китайские картины, кадры кинохроники, политические плакаты).
В последнем действии звездное небо «утилизируется», оказывается внизу на земле, под слоем песка в инсталляции художника (саркастический взгляд режиссера-концептуалиста на современное "концептуальное" изобразительное искусство).
В эту игру метафор включено и имя слабоумной дочери героини (Стелла-звезда), подобным образом в «Обратной стороне Луны» было использовано имя золотой рыбки - Бетховен.
А от Стеллы тянется ниточка к слабоумному герою фолкнеровского спектакля Женовача «Шум и ярость» (наиболее яркий аналог «Трилогии драконов» в русском театре).

Хиросима-гейша-камикадзе.

Литературный материал (в буклете указано шесть авторов текста) уступает театральному, в третьем действии вырождается в набор политических банальностей - «Япония-камикадзе», «Китай-Мао».
Самая схематичная из сюжетных линий – американо-японская, сюда авторы впихнули всё что мы знаем о Японии из телевизора и оперы «Мадам Баттерфляй» (новый Пинкертон бросил гейшу с ребенком, новая Чио-Чио-Сан погибла в Хиросиме).
Китайская линия проведена намного более тонко, по крайней мере автор не стесняется показать, что он многое просто не понимает. Выразительный режиссерский прием - актеры играют китайцев в чулках натянутых на лицо. Лица одинаковые («все китайцы одинаковые») и непроницаемые.

И в целом китайская тема в спектакле наиболее значима, начиная с заглавного образа дракона, как существа двойственной природы, соединение птицы и змеи. В эпоху глобализации разные культуры соединяются в причудливых сочетаниях, вкладываются одна в другую, как китайские костяные шары. Канада – это Европа в Америке, Квебек – это Франция в Канаде, «чайнатаун» – это Китай в Квебеке.

В качестве проводников глобализации, той силы что смешивает народы, зрителю предьявляется следующая нетривиальная последовательность – англичане, мировая война, миссионеры христианской церкви и авиация (сокращающая расстояния).
Англичане – первые глобализаторы, первые поняли, что «мир тесен». Они дали миру свой язык, в качестве общего, но и первыми вкусили «горькие плоды» (англичанин пристрастившийся к китайскому опиуму становится наркоманом-инвалидом).

С первых же сцен режиссер задает спектаклю уайльдеровскую интонацию (за бытовыми подробностями жизни давно ушедшей, закатанной под асфальт автомобильной стоянки, физически ощущается движение времени), вот только из-за глобализации «наш городок» увеличился до размеров «нашего шарика».
Tags: Лепаж, ЧехФест, театр
Subscribe

  • Дуракам везет

    . “ПОСЛЕ ПРОЧТЕНИЯ СЖЕЧЬ”, Бр.Коэны, США, 2007г. (5) Следовало бы назвать «ПЕРЕД прочтением сжечь», потому что это комедия. Умная,…

  • Феллини: 100 лет и 12 лет

    * Сегодня отмечают 100-летие Феллини. С 1954 по 1965 год, когда выходили на экраны его самые великие фильмы (последовательно «Дорога», «Ночи…

  • Немного кино в холодное театральное межсезонье

    . Рейтинг фильмов, что смотрел в июле-августе (Денёв, Тарантино, Финчер, Хауэр) : « Бойцовский клуб», Финчер, 1999г. (10) « Попутчик», Хауэр, 1986г.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments