Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote,
Лев Семёркин
lev_semerkin

Categories:

«ЛЕТУЧИЙ ГОЛЛАНДЕЦ», Г.Купфер, БАЙРОЙТСКИЙ ФЕСТИВАЛЬ, 1985г. (10)

.
Постановка Гарри Купфера это абсолют, канонический образец активной оперной режиссуры.
Основная идея –
сдвиг действия оперы из обьективного мира в субьективный, последовательно проведена через всю постановку, а главное она рифмуется с идеей Вагнера (вторжение легендарного, идеального в обыденную жизнь) и с романтической музыкой, также сдвинутой в субьективное, обращенной в стихию чувств.

Галлюцинации Сенты буквально вторгаются на сцену, взрывая, разрушая декорацию комнаты, где происходит реальное действие. Толстые кирпичные стены на глазах зрителей разваливаются на куски и разлетаются по сторонам.
Все эпизоды и все герои четко поделены на реальных и ирреальных, их встречи на одной сцене, когда фантастическое надвигается на реальный мир, как гигантский корабль с алыми парусами, происходят только в воображении Сенты.

Концепция прозрачна и заявлена с самого начала, первая сцена поставлена во время увертюры. Темная комната в каком-то старом доме, множество теток в черных капорах и темных платьях – в общем «темное царство».
С первыми звуками распахивается окно и разлетается занавеска (уже сколько раз после Купфера и у нас занавески разлетались - у Чусовой в « Грозе», у Конвичного в «Голландце» Большого театра, у Чернякова в « Онегине»).
Но это еще не всё.
Со вторыми звуками увертюры со стены со страшным грохотом падает старинный портрет (какой-то прадедушки мореплавателя) к нему подбегает Сента, поднимает портрет – и дальше весь спектакль она будет ходить в обнимку с этим портретом.

Девушка явно не от мира сего. Долговязая, светловолосая ("белая ворона"), крепкая («деревянная», как Штефи Граф), немолодая (засиделась в девках). Живет в мире грез и в мире книг. Книги не только классические, но и вполне бульварные - отсюда явно китчевые картины с Голландцем в цепях. Но особенно сильно на нее подействовало начало пьесы «Отелло» (описание знакомства Дездемоны с Отелло), она, как Дездемона, мечтает о встрече с таким зрелым мужчиной, моряком, воином, и наверное поэтому представляет Голландца негром. К тому же он скован цепями в трюме корабля (может начиталась истории о работорговцах, перевозивших в трюме негров). А может черный скиталец это ее отражение (отражение зеркальное, черное вместо белого, мужчина вместо женщины).

Встреча корабля Даланда с Летучим Голландцем в пустынной бухте, это всего лишь мечта. В реальности отец приводит к ней нового жениха (прежний – Эрик -слишком ординарен). Новый так загадочно стоит в дверном проеме – то, что дочке должно понравится, но куда там. Что значит весь этот романтический антураж (черная шляпа надвинутая на глаза, черный плащ) по сравнению с радикальными фантазиями Сенты о здоровенном негре, прикованном к мачте, как Прометей.

Второе появление Голландца уже совсем сюрреалистическое. Он стоит опять же в цепях в каком-то вспоротом чреве (то ли кита, то ли корабля), вокруг переплетаются какие-то кишки (а если присмотреться внимательно, то не кишки, а ветви деревьев сказочного леса).
Незнакомец в черном так и стоит столбом на сцене всё время пока Сента поет дуэт с воображаемым Голландцем.

Еще более радикальна следующая галлюцинация героини - массовая сцена в начале третьего действия представляет собой хор живых мертвецов. Такими Сента видит окружающих ее людей – бледные призраки. Особенно забавно, что призраки поют текст, обращаясь к голландцам «а что это вы ничего не пьете, не поете, не танцуете, вы что неживые?». Голландцев на сцене нет, горожане-зомби обращаются за кулисы.

В последней сцене сознание Сенты окончательно мешается, к ней подбегает Эрик, зовет на помощь тетушек кумушек, но Сента вырывается, поднимается к окну (тому самому, где белая занавеска) и выбрасывается. Оркестровый финал, который в постановке Большого театра звучал в записи (как бы с того света после полной аннигиляции всего и всех, в том числе оркестра), здесь поставлен так - декорация выворачивается наизнанку, вместо комнаты в доме – улица, на мостовой лежит тело Сенты, над ним склонился Эрик, горожане расходятся по домам и с шумом захлопывают ставни.

Таким образом, Гари Купфер поставил (театрализовал) музыку оперы полностью, от первой ноты (порыв ветра распахивает окно) до последней (горожане плотно закрывают окна).
Tags: театр
Subscribe

  • Медвежья ирония

    . «МЕДВЕДЬ», В.Панков, ЦДР, Москва, 2019г. (7) Сложено из трёх слоев по-медвежьи – грубо и крепко (не так как легкие стулья в доме у вдовушки…

  • Открыл Чеховский фестиваль

    . «ФОЛИЯ», М.Мерзуки, "Поль ан Сен", Франция, 2018г. (8) Постановщик нам известен (по спектаклю "Пиксель"), почерк узнаваем. Хип-хоп, как…

  • Бесплодье умственного тупика

    * «ГАМЛЕТ. КОЛЛАЖ», Р.Лепаж, ТЕАТР НАЦИЙ, Москва, 2013г. (10) Посмотрел трансляцию в кинотеатре. Первый раз смотрел со второго ряда бельэтажа…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment