Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote,
Лев Семёркин
lev_semerkin

Categories:

Темные коридоры власти.

.
«МАРИЯ СТЮАРТ», Т. Чхеидзе, БДТ им.ТОВСТОНОГОВА, Санкт-Петербург, 2005 г. (9)

Браво, Чхеидзе! Наглядно доказал москвичам правомерность назначения худруком БДТ. Спектакль ведь не вдруг возник и не на пустом месте, явно видно наследование его прежним работам в БДТ, особенно сильно два спектакля вспоминались «Коварство и любовь» (классический текст поставлен без «аллюзий» и «джинсов», то есть без упрощения и осовременивания, во всей полноте) и «Копенгаген» (интеллектуальная драма, внимание публики удерживается движением мысли, красотой политической интриги, столкновением не только воль, но и аргументов).
Лучшие сцены - «заседания политбюро» . Всем "членам политбюро" – браво! Игнатовой, Ивченко, Дегтярю и Толубееву!

В прежних постановках «Марии Стюарт», тех что я видел, все эти графы и лорды совершенно не запоминались, пьеса казалась перенаселенной лишними персонажами, свадебными генералами из государственной массовки. Все внимание было сосредоточено на королевах, На величественной Елизавете (Ангелине Степановой) в постановке Станицина во МХАТ и на столкновении Елизаветы (Марины Нееловой) и Марии (Елены Яковлевой) в постановке Туминаса в «Современнике».
Здесь мы видим политических (и театральных) тяжеловесов. Лорд Берли ( Ивченко) – величественный сухарь (прямо-таки Суслов). Тальбот (Толубеев) – мудрый патриарх. Граф Лестер (Дегтярь) – молодой фаворит, с первых же реплик (голос капризный, манерный, а манеры расхлябанные) виден баловень судьбы, молодой да ранний, политическую службу знает. Столкновение политических позиций и столкновение личностей разыграно как шахматная партия.
Елизавета (Игнатова) достойный лидер этого интеллектуального клуба, первая среди равных, «генеральный секретарь».

Темные коридоры власти буквально воспроизведены в сценографии Алекси-Месхишвили. Отлично решена сцена встречи двух королев в парке (огромные тени деревьев на теневом экране-заднике), и сцена тайного причастия Марии – на серой ширме проступает черный крест, зал замка-тюрьмы превращается в церковь. В последнем действии задник не просвечивается насквозь и становится видно, что это изнанка политического холста (с той стороны - парадные исторические портреты, а нам показывают оборотную сторону).
Кроме выравнивания мужских персонажей до уровня традиционных главных героинь пьесы, Чхеидзе ставит и еще один сильный и неожиданный акцент. Он уравнивает королев, обращает внимание не на противоположность «сердечной» Марии и «умной» Елизаветы, а на их сходство. На замечательной мизансцене сделан переход от четвертого к пятому действию, две королевы (уходящая на казнь и выходящая на пятое действие) встречаются лицом к лицу и отражаются друг в друге, как в зеркале. Они и одеты в одинаковые темно-красные платья. В спектакле важна символика цвета – на черном или темно-сером политическом фоне выделяются красными одеждами три «страстных» персонажа - две королевы и Мортимер (к сожалению чеховский фестиваль состав в программках ленится отмечать и я не знаю, кто играл Мортимера).
Две королевы – достойные соперницы (и королева-девственница и королева, подбирающая четвертого мужа), они обе и настоящие женщины и настоящие политики. Увы, но место на троне только одно и кто-то должен исчезнуть. Роль Марии совсем молодая актриса Патракова исполнила не так четко, как маститые партнеры, временами она выглядит «блондинкой, попавшей в историю», но в решающий момент все-таки оказавшейся на высоте положения и исторической роли.
Важная сюжетная параллель – обе королевы ухитряются не оставлять явных следов преступлений. Мария, как оказалось, не отдавала прямых указаний убить Елизавету, она все списывает на инициативу своих сторонников. Елизавета тоже сваливает всю вину за «цареубийство» на секретаря (Морозов играет нелепого заикающегося простака). Между прочим секретарь - протеже Берли, тяжеловесы всюду расставляют своих людей, офицер охраны – явно протеже Лестера, в решающий момент он следует не букве приказа королевы, а «духу», то есть не выполняет приказ и допускает фаворита к телу.

После казни Марии Стюарт коридоры власти становятся пусты, «проблема» решена, происходит перезагрузка политической системы (Берли отправлен в отставку, Тальбот уходит сам, хитрый Лестер бежал). Отныне Елизавета будет править единолично, она прочно сидит на троне, никакого «политбюро» больше не нужно.
Она остается наедине со своей совестью. С призраком убитой соперницы. Отсеченная голова Марии возникает в окошке коридора. Там где обычно развешивают фамильные портреты в рамах или зеркала.
В первом шиллеровском спектакле Чхеидзе – «Коварство и любовь» в глубине сцены постоянно находилось колесо, здесь тоже есть постоянно присутствующие символы – распятие в левом углу сцены, библия в правом и зеркало в глубине.
Tags: ЧехФест, театр
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • «Бессмертный полк» онлайн

    . Зарегистрировался в онлайн-шествии «Бессмертного полка» (через сеть ВКОНТАКТЕ, заявки принимают до 12-00 9 мая). Фотографий военного времени…

  • Второй глоток

    . «ЛЮБОВНЫЙ НАПИТОК», В.Скворцов, ET CETERA, Москва, 2021г. (3) Второй спектакль смотрю по этой пьесе Питера Шеффера («Летиция и дурман»,…

  • Три из пяти

    . «ПОДЛИННЫЕ ИСТОРИИ ЖЕНЩИН, МУЖЧИН И БОГОВ», Е.Гремина, Театр Док, Москва, 2015г. (5) Историй всего пять. Первые три по древнегреческим мифам…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments