Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote,
Лев Семёркин
lev_semerkin

Category:

Любите Кубу и всё образуется!

.
«КУБА - ЛЮБОВЬ МОЯ», Т. Ахрамкова , ТЕАТР им.СТАНИСЛАВСКОГО, Москва, 2007 г. (9)

Хороший спектакль. И театральный и содержательный и за душу трогает. Проблема в том, что он опоздал родиться лет на десять.
Сейчас он уже не попадает в резонанс со временем, поставлен вслед уже сходящей волне «старых песен о главном», а скоро быть может и совсем окажется в противофазе. Обидно, выстрел в десятку, но по уже закрытой мишени. Еще можно вспомнить образ из спектакля – чемпион по устному счету в век компьютеров.
Вот в 1998 году Гинкас поставил спектакль «Комната смеха» по «Русской народной почте» Богаева с очень похожими мотивами и попал в резонанс. Там тоже был старик, переживший свое время, живущий в мусорном ящике, а главное сходство - там тоже была организована смысловая игра вокруг актерской биографии исполнителя главной роли. Табаков приносил в спектакль ссылку на свою первую знаковую роль ( из спектакля «В поисках радости» / фильма «Шумный день») также, как Коренев приносит в «Кубу» ссылку на свою коронную роль – Ихтиандра из фильма «Человек-амфибия». Актерская игра Коренева и Мадянова в спектакле Ахрамковой нисколько не хуже (а по-моему даже лучше), чем игра Табакова у Гинкаса. Однако «Комната смеха» получила Золотую Маску, как лучший спектакль сезона, а «Куба» не получит такого признания – масок, аншлагов (я смотрел в полупустом зале, человек десять в недоумении свалили прямо во время действия), разве что аполитичная премия «Чайка» присудит Кореневу и Мадянову «двойной удар».

Постановка очень грамотно выстроена режиссером.

1. Начинается с комедии - набор скетчей из жизни бомжей. Отлично сыгранный, просто-таки искрометный дуэт Мадянов-Коренев с классическим распределением темпераментов холерик-меланхолик, ведущий-ведомый. Бомжи конечно не настоящие. Актеры психологически и социально точно играют скорее тех, кем могли бы стать герои, если бы не обвал.
«Рыжий» холерик Мадянов – офицером. Командирский голос очень на месте, и харизма у актера на месте, я это понял еще по роли Абакумова из фильма «В круге первом» , но там солженицынская концепция не дала ему развернуться.
«Белый» меланхолик Коренев – созерцательным «кросавчегом», который вальяжно плывет по жизни и великодушно позволяет себя любить, благо от желающих нет отбоя.
Кстати, могу отметить, как хорошо распределены силы – в первой половине спектакля солирует Мадянов, во второй ведущая роль переходит к Кореневу.

2. Потом, когда скетчи и песни приедаются, возникает новый поворот сюжета - «встреча с ангелом» и спектакль поднимается на вторую ступень.
История про двух двоечников, которые отползли в кусты пока убивали отличника, а потом «доползли» до мусорных баков и превратились в бомжей, это ведь метафора поражения, метафора произошедшего со страной. Метафора очень спорная, но она задевает за живое. Когда она дошла до сознания у меня было такое чувство, будто получил удар по лицу. Но опять скажу – этот удар запоздал.

Недавно в посте про Женовача вспоминал о том, как Островский помог нашему театру восстановить связь времен в начале 90-х. «Куба» дает возможность продолжить разговор об истории постсоветского театра дальше в конец 90-х и в нулевые годы. Театр, на мой взгляд, и в следующий период оказался на высоте, принял вызов времени и нашел нужных авторов. Роль проводников (роль Островского) сыграли две группы авторов меньшего калибра, две драматургические волны – новая драма и возвращение советской драматургии. Первая отвечала за портрет «мусорного сегодня», вторая давала контрастную ссылку на вчера (на советское вчера). Ведь в перестроечные времена могло показаться, что советская драматургия была одноразовой, возвращаться можно к классике, а Арбузова и Розова использовать разве что для стеба. Однако параллельно с утверждением на сцене новой драмы стала возвращаться в репертуар и старая, как очень нужный контрапункт («Пять вечеров» Женовача, «Пять вечеров» и «Мой бедный Марат» Арцибашева, «Таня» Пономарева). В «Комнате смеха» две волны сошлись (Богаев+Розов).
Однако сейчас и этот период заканчивается. На мой взгляд, черту подвели два знаковых события – «Переход» Панкова (коллективный автопортрет "новой драмы") и открытие памятника Розову-Володину-Вампилову во дворе табакерки.
Если использовать метафору Панкова, то «Куба – любовь моя» стоит в самом начале «перехода» повернувшись назад, лицом к входу, к советскому прошлому. Однако переход-то уже заканчивается, некоторые режиссеры уже стоят у выхода и пытаются освоить новую реальность (Серебренников в «Лесе», Чусова в «Ревизоре»). Эта реальность кстати, оказывается в чем-то похожей на советскую, но совсем не ностальгически похожей.

3. И наконец третья ступень спектакля, еще более трогающая душу, чем вторая. Воспоминание об Ихтиандре.
Включение в спектакль старого фильма «Человек-амфибия», между прочим современника песни «Куба, любовь моя», очень точный ход (ведь и действие фильма происходит где-то в Латинской Америке). Он рождает целый спектр многослойных метафор. Каменные джунгли, которыми пугали советских зрителей в начале 60-х – пришли-таки и в нашу жизнь (была такая постперестроечная шутка – все, что нам говорили про социализм было ложью, но все что говорили про «звериный оскал капитализма» оказалось правдой). Именно «каменные джунгли» выстроил на сцене художник Станислав Морозов, это становится ясно в финале, когда по ним карабкается сошедший с экрана Ихтиандр (Евгений Самарин). Советские люди оказались выброшены в враждебную, жесткую среду, совсем как Ихтиандр из моря на сушу. Однако самые стойкие герои вчерашних дней все же выплыли и вот постаревший Владимир Коренев рассказывает про постаревшего Фиделя Кастро, который все ж таки пережил волну спада и дождался нового подьема и вот принимает «этого, в красной рубахе», а «Куба, любовь моя» звучит на новом историческом витке с новой силой.
Личные подлинные переживания Коренева вызывают ответную душевную волну у зрителей (у тех, кто «в теме»).

В финале пьесы появляется мусорщик с каким-то резюмирующим многозначительным монологом, но это ложный финал.
Настоящий итог спектакля в том, что артист Коренев находится в прекрасной форме, пережил и славу и забвение и обвал и снова выходит на сцену в дуэте с новым замечательным партнером - актером следующего поколения, а рядом с ними играет совсем мальчик.

Надо жить долго, не торопиться сжигать то, чему поклонялись и поклоняться тому, что сжигали. Не дергаться (так жить нельзя, сяк жить нельзя, попробовали эдак – и эдак нельзя, совсем что ли не жить?).

Надо жить долго и все образуется.
Tags: театр
Subscribe

  • Васисуалий Самгин

    . «ТОВАРИЩ КИСЛЯКОВ», А.Калинин, АЛЕКСАНДРИНСКИЙ ТЕАТР, СПб, 2020г. (6) Не буду оригинален, Иван Трус – грандиозный актер! Может всё - от острого…

  • Три шага в бреду

    . «ТРИПТИХ», Г.Карризо, Ф.Шартье, Peeping Tom, Бельгия, 2013-2021г. (10) Театральный сюрреализм, с каждым следующим шагом баланс смещается, все…

  • Два маленьких мальчика, которых нельзя повредить

    . «ТОЛСТАЯ ТЕТРАДЬ», Т.Тарасова, ТЕАТР им.МОССОВЕТА / ГИТИС, Мастерская Кудряшова, Москва, 2020г. (10) Пожалуй, лучший спектакль, что я видел в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments