Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote,
Лев Семёркин
lev_semerkin

Categories:

Царь Борис и дядя Боря.

.
«БОРИС ГОДУНОВ», А. Тарковский , МАРИИНСКИЙ ТЕАТР, Санкт-Петербург, 1990/1983 г. (10)

«БОРИС ГОДУНОВ», А. Сокуров , БОЛЬШОЙ ТЕАТР, Москва, 2007 г. (8)


Сокуров выбрал для дебюта в оперной режиссуре «Бориса Годунова», эта же опера была первой постановкой Тарковского в оперном театре (Ковент-гарден, Лондон, 1983г.). Совпадение не случайное (если принять во внимание особое трепетное отношение Сокурова к Тарковскому). Поэтому нынешняя премьера Большого театра сразу вызывает в памяти спектакль Тарковского, хотя никаких явных отсылок к нему (чего я, признаться, ожидал увидеть) у Сокурова нет. Он поставил совершенно отдельный, свой спектакль, в прямой диалог не вступил, словно никогда не видел той постановки. А ведь наверняка видел, в 1990 году ее перенесли в Санкт-Петербург в Мариинский театр .

Главное отличие двух постановок в масштабе концепции и в масштабе личности главного героя.
Борис в спектакле Тарковского (Роберт Ллойд) был настоящим царем. Было явное внешнее сходство с Николаем Черкасовым, как это ни странно, учитывая нелюбовь Тарковского к Эйзенштейну. Возможно Тарковский считал кинематограф Эйзенштейна слишком оперным и приступая к работе в оперном театре просто решил вернуть стиль Эйзенштейна на место. В торжественных эпизодах Ллойд походил на Черкасова - Александра Невского, в трагических на Черкасова – Ивана Грозного. Переход от внешнего величия самодержца к болезненному разрыву совести у него в душе был специально подчеркнут и постановочными средствами и дирижером (Валерием Гергиевым). В спектакле был резкий переход от парадного выхода царя (народ, шеренги стрельцов и бояр), предваряемого появлением большого колокола в проеме стены, - к арии ("Скорбит душа, какой-то страх невольный..."), когда переключение света оставляет Бориса одного в темноте, он медленно опускает руки с символами царской власти и постепенно стирает с лица жесткое «закрытое» выражение. Ария поставлена как внутренний монолог героя во время коронации – снаружи величественная броня, внутри – муки совести. Заметный акцент («воззрит с небьес») только подчеркивал выделенность, избранность. В обоих состояниях («невском» и «грозном») Годунов-Ллойд был крупной личностью с особой "авторской" рефлексией, вполне соразмерной масштабу вопросов о власти, народе, стране поднятых Пушкиным, Мусоргским, Тарковским, Гергиевым.

Борис в спектакле Сокурова (Михаил Казаков) это обычный человек (наш сосед дядя Боря), хороший семьянин, любящий отец для дочери и сына. Частная история обыкновенного человека, который влез в мундир явно не по размеру. И трагедия страны в том, что трон пуст (заключительную сцену спектакля можно так и назвать – «пустой трон»). Настоящий царевич убит, а там где должен быть самодержец – пустое место. Борис только подбирается к нижним ступеням трона. Только в самой последней сцене, уже перед смертью, в его речах появляется нечто царское, он дает наставления, уже соответствующие моменту, но к кому они обращены? К маленькому сыну , которого вывозят на игрушечной лошадке, с деревянной сабелькой в руке. Борис силой заталкивает мальчика на трон, не понимая, что обрекает его на смерть.
В предыдущих сценах оперы Борис и тем более не дотягивает до «царского размера». В сцене выхода из собора (такой величественной у Тарковского и Гергиева) Борис как-то теряется в окружении придворных, а оркестр под управлением Ведерникова (так подробно и проникновенно исполнявший «тихие» куски) сдувается, мощного звучания не показывает, заглушается колоколами.
Во втором действии, перед встречей с Юродивым, толпа окружает Бориса и тянет к нему руки, но что он может ответить или сделать, он всего лишь один из них, разве что одежды на нем золотые, а на толпе серые. Желтая щепочка барахтается в сером людском море.

Исторический сюжет раскручивается вокруг пустого трона. Интригует Шуйский. Затевает свою интригу послушник Григорий. Но его масштаб еще мельче, чем у Годунова, и он легко становится игрушкой в руках поляков, его дурачат в открытую (замечательно поставлена сцена «Сон в летнюю ночь у фонтана», гости подглядывают за «обработкой» Григория, в финале Марина водружает ему за спину то ли рога, то ли ослиные уши). Польские сцены пожалуй единственные, где заметна преемственность постановок, у Тарковского они были тоже холодные, мертвенно-бледные, а диалог Григория и Марины подслушивали статуи-шпионы.

Для сокуровского Бориса все заканчивается так, как заканчивается жизнь всякого частного человека – смертью, маленькой точкой.
Спектакль Тарковского заканчивался большим и всеобщим знаком вопроса. Юродивый стоял посреди сцены, заполненной мертвыми (или спящими вповалку) людьми. Луч света выхватывал лежащий на авансцене топор и стоящего в глубине, в проеме стены ангела.

Спектакль Большого театра удался. Он очень дорогой, красивый, зрелищный, зрительский (много перемен декораций, много тщательно отделанных костюмов, что очень радует глаз).
Совершенно без радикализма в духе «нового европейского театра», применяемого Черняковым (например в «Евгении Онегине»). И это хорошо. Зачем нам еще один Черняков? Оказывается и «на путях» традиционной оперной постановки можно сделать свежую и качественную работу.

Однако это тот случай, когда из двух удавшихся постановок одна и в целом и во всех составляющих проигрывает другой.
Режиссерский замысел Тарковского масштабнее, чем у Сокурова.
Сценография Николая Двигубского (дорога проходящая через сцену к арке в глубине стены, а в арке последовательно появляются символы – колокол, маятник, мальчик в белых одеждах, ангел) намного концептуальнее декоративной сценографии Юрия Купера.
Оркестр Мариинского театра звучал мощнее.
Крупнее были исполнены роли, не только Борис, но и величественная Марина (Ольга Бородина) и колоритный лысый Рангони (Сергей Лейферкус).
Интереснее был придуман Юродивый (слепец с серым мешком на голове, мешок он срывал в финале, а поводырем у Юродивого служил тот самый мальчик в белом, невинная душа царевича Димитрия).
Tags: театр
Subscribe

  • Что им Гекуба?

    . «КЛЯТВЕННЫЕ ДЕВЫ», А.Золотовицкий, ЦДР, Москва, 2018г. (2) Не срослось. Первая проблема – материал. Похоже, что эта «гекуба» - история семьи…

  • Идеальный муж умер, да здравствует муж еще более идеальный!

    . «НА ВСЯКОГО МУДРЕЦА», К.Богомолов, ТЕАТР НАЦИЙ, Москва, 2021г. (9) Спектакль очевидным образом наследует «Идеальному мужу» (2013-2021), в…

  • Васисуалий Самгин

    . «ТОВАРИЩ КИСЛЯКОВ», А.Калинин, АЛЕКСАНДРИНСКИЙ ТЕАТР, СПб, 2020г. (6) Не буду оригинален, Иван Трус – грандиозный актер! Может всё - от острого…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments